Мир японской анимации. Аниме и манга в Украине. Сообщество форумов  

Вернуться   Мир японской анимации. Аниме и манга в Украине. Сообщество форумов > Литературный форум > Творчество. Черновики
Регистрация Справка Пользователи Календарь Все разделы прочитаны

Закрытая тема
 
Опции темы
Старый 31.08.2008, 12:10   #1
Алекро
Дружище

Участник форума
 
Аватар для Алекро
 
Регистрация: 31.08.2008
Откуда: Сиэтл, Вашингтон
Сообщения: 310
Поблагодарил(а): 506
Поблагодарили 205 раз(а) в 132 сообщениях
Вы сказали Фуу: 0
Вам сказали Фуу 0 раз в 0 сообщениях
По умолчанию Немного на тему Хеллсинга. Или много?

Превращение Интегры
Глава первая. Утро после безлунной ночи.

После долгой безлунной ночи занималась заря. В окна огромного зала пробивались первые лучи света. Вот уже в который раз Интегра сидела одна в огромном кабинете у погасшего камина. Она выкурила очередную сигару и, казалось, была безмятежна, но на сердце покоя не было. Оно билось почти бешено от волнения. Ее снова охватывал страх за Алукарда. Он вел себя как глупый мальчишка, хотя за его плечами лежала целая вечность. Он бросал вызов смерти, Господи, да он уже был мертв. Но снова и снова проверял себя на уязвимость, сражаясь с разнообразной нечистью. Он называл ее повелительницей, хозяйкой. Она вела себя достойно, никогда не позволяла дать волю чему-то большему, чем раздражение или гнев. Впрочем, что может быть хуже гнева?.. Только страсть.
Все вокруг считали Интегру Фейрбрук Уингейтс Хеллсинг бесстрастной натурой. Даже старик Волтер, даже глупышка Селис. Только Алукард мог знать, что творится у нее на душе, но он никогда не давал комментариев по поводу ее состояния. Лишь в минуты наибольшей ее слабости или отчаянья он говорил: «Я сделаю все, что ты скажешь, моя госпожа. Выбор за тобой!».
Он готов был сделать ее подобной себе. О, это было бы величайшее свершение. Им вдвоем не было бы равных по силе во всем мире. Но Интегра не могла даже представить себе, что она из рода Хеллсинг, на которую возложена такая огромная миссия, станет тем, против кого вот уже сотни лет ведут борьбу протестантские рыцари Королевского Ордена. Могла ли она позволить себе стать вампиром.

С раннего детства Интегра усвоила, что вампиры самые грязные и жуткие создания, что человек стоит намного выше, чем любой из вампиров. Но вот уже тринадцать лет, как она знала Алукарда, и он доказывал ей обратное. В нем было достоинство рыцаря, сила целой армии и честь, о которой люди, казалось, уже давно забыли.
Она не встречала человека подобного ему. Не встречала мужчины подобного ему.

И каждый раз, когда он покидал ее дом ради очередного задания, она томилась, боясь потерять своего преданного слугу навсегда. День ото дня враги становились все сильнее. Королевская семья оказывала организации все меньшую поддержку. Интегра панически боялась огласки и предательства приближенных. Ей необходимо задуматься о будущем.
Недавно Волтер мягко заметил, что Интегре стоит больше времени проводить вне дома. Похоже, он заботился о личной жизни последней из рода Хеллсингов. Она должна думать о наследниках, которым в свое время доверит организацию. Время еще есть: ей всего двадцать шесть. Но ведь она женщина и не может позволить себе откладывать создание семьи слишком надолго.
Ей прочили в мужья многих дипломатов, представителей спецслужб, даже шпионов. Ее Величество недавно прислала ей чудное досье на герцога Уинстона, в котором не было к чему придраться даже ей, леди Интегре.
Впрочем, было. Этот распрекрасный герцог был слишком безопасен и к тому же он не был… Алукардом.

Да, именно. До недавнего времени Интегра легко преодолевала свое влечение к этому вампиру. Но чувство засело в ней так глубоко, как мог бы проникнуть ее клинок в его тело. Он позволил бы ей проткнуть себя и назло смеялся бы, выставляя клыки напоказ.
Он сводил ее с ума. Появлялся не вовремя. Потешался над министрами, приходившими в ее резиденцию. Испытывал терпение выходками, подобными той, когда привел в ее дом Викторию Селис. Это юное создание стало вампиром благодаря ему, но в каком-то тупом упрямстве эта девочка не хотела признавать себя самостоятельным вампиром, и по-прежнему называла Алукарда своим господином. Похоже, что ему это даже нравилось. Еще бы, одна юная дева хочет лишь приказывать, а другая лишь подчиняться…


- Задание выполнено, моя госпожа!
Услышала Интегра откуда-то сверху и вздрогнула от неожиданности.
- Я напугал тебя? – спросил, улыбнувшись, Алукард, появившись на потолке.
- Ты давно здесь? – холодно спросила Интегра, не глядя на него.
Он опустился вниз, и отбросив полу плаща встал перед ней на одно колено.
- Твоя сигара погасла. – сказал он с ухмылкой и провел рукой в перчатке по ее щеке. У него были ужасно холодные руки. Интегра чувствовала это даже сквозь перчатки. Она отвела в сторону его руку и бросила сигару в камин. Его красные глаза насмешливо блеснули сквозь очки. Интегра смутилась.
- Не смей читать мои мысли! – крикнула она, вскочив с кресла.
Он не шелохнулся. Интегра в отчаянии стояла, почти всем телом упершись в Алукарда. Она схватилась рукой за рукоятку клинка, и лезвие сверкнуло, отражая утренний свет из окна.
- Отойди. – злобно прошипела она и приставила клинок к горлу Алукарда.
Он рассмеялся так, что стены задрожали во всем доме, и ответил:
- Будь оригинальной, Интегра, мне уже пытались отрезать сегодня голову. Может, придумаешь, что-нибудь другое.

Интегра резким движением отвела клинок в сторону, черкнув Алукарда по горлу. Кровь брызнула на ее рубашку, и она онемела, глядя на узкую алую полоску на коже Алукарда. Он лукаво усмехнулся, но улыбка вдруг погасла на его лице, так и не разгоревшись. Он почувствовал внезапный ожог на своей щеке, словно его окропили святой водой из Ватиканского собора. Он поднял глаза на Интегру и онемел: слезы катились по ее лицу. Впервые с тех пор как она пришла освободить его из подземелья, он видел, как его госпожа плакала. Но то были слезы маленькой девочки, потерявшей отца, а сегодня перед ним плакала женщина и слезы эти были о нем.
- Не нужно слез, моя госпожа. – почти растерянно произнес он.
В ответ на это Интегра бросила клинок на пол и сама упала перед ним на колени. Ее очки намокли от слез так, что она ничего не видела перед собой. Ее руки обвили шею Алукарда, и она в бессилии зарылась лицом в его плащ. Она дышала Алукардом, впитывая в себя запах его тела. То был острый и холодный запах смерти, но никогда она не ведала большего наслаждения, чем вдыхать его.

Алукард молчал. Он знал, что может снова предложить сделать ее сильнее, но его приводили в замешательство мысли и чувства, которые просачивались в его сознание из сознания Интегры.
Он чувствовал, как она несчастна. Как ей одиноко. И какой груз лежит на ней. Это была миссия, порученная много веков назад ее семье. Это была честь Хеллсингов и их непримиримое отношение к вампирам, которое она впитала с молоком матери. Этим грузом был и он сам - Алукард – неистребимое оружие против всей нечисти мира.
Он читал ее мысли о наследниках, которых она должна была оставить после себя. О мужчине, который смог бы дать ей этих наследников. О ее нетерпимости к этому несуществующему мужчине. И даже о ее глупой ревности к девочке-полицейской. Но главное, он теперь наверняка знал, что она любит его. Эта любовь была беспощадной по отношению к ней, так же как он был беспощаден к своим врагам. Она томилась этой любовью и все же эта любовь была самым дорогим чувством в ее жизни. Эта любовь была свята. И никто никогда не любил Алукарда такой земной и в то же время небесной любовью.
В то время, как он испытывал все это, Интегра затихла. Ее рыдания прекратились. Алукард ощущал лишь ее тихое дыхание и горячее женское тело, прильнувшее к нему в своей беззащитности. Сейчас она была не только его госпожой, но и женщиной. В нем проснулось желание сделать ее своей, и голод по ее горячей крови, пульсирующей в прекрасном теле, охватил его с ног до головы.

Вдруг скрипнула дверь, и из коридора послышался тоненький голосок Виктории:
- Мой господин, вы здесь?
Интегра в страхе отстранилась от Алукарда и бросилась к окну. Она попыталась принять безмятежный вид, но вместо этого, стала судорожно вытирать стекла запотевших очков, слегка примятым синим галстуком.
Алукард бесшумно поднялся и молча покинул комнату.
Интегра вздохнула с облегчением. Кажется, девчонка ничего не заметила. Через несколько минут в комнату постучал и вошел Волтер. Он был как всегда спокоен и учтив.

- Что-нибудь угодно, леди Интегра? – спросил он, наливая ей воды из графина.
Интегра взглянула на кровавые пятна на рубашке и сказала:
- Мне нужна свежая рубашка. – затем она улыбнулась и задумчиво добавила:
- Было бы еще не плохо, если бы кто-нибудь избавил меня от этой назойливой глупышки Селис.
Волтер на секунду нахмурился, но, оценив шутку, рассмеялся:
- У вас сегодня хорошее настроение. – подытожил он и удалился.

Интегра задумчиво провела пальцами по кровавым пятнышкам на рубашке и сняла телефонную трубку, чтобы позвонить ее Величеству и отказаться от кандидатуры герцога Уинстона.

Глава вторая. Такая короткая ночь.

В спальне Интегры была кромешная тьма. Ее сон был глубок, но неспокоен. Ей мерещились картины страшного насилия над ней и близкими ей людьми. В который раз она оборонялась и нападала на злостных монстров из своих сновидений. Ее руки дрожали, и в сердце закрадывался ужас, но никто не мог догадываться об этом, ведь каждый день она надевала на себя маску абсолютного безразличия и покоя.

Ей, конечно, было невдомек, что свидетелем всех этих сцен был Алукард. Он сидел в ногах ее кровати и разделял с ней все горести и страхи ее полуночных кошмаров. Вот уже несколько недель, после той сцены возле камина, он стремился быть рядом в любую свободную минуту. В особенности, когда Интегра не замечала его присутствия.


Алукард вздрогнул. Вот снова, в ее снах появляется он. Он всегда таит в себе опасность, смеется над ней, угрожает, совращает и мучает, как маленького котенка. Она все та же девочка, что много лет назад, только теперь, у нее нет сил противостоять ему. Вот снова они оба сошлись в смертельном поединке. Он держит пистолет у ее головы, она – клинок у его шеи. Он смеется подобным грому смехом, и последние силы покидают Интегру. Она готова броситься в его объятья или умереть здесь и сейчас от его безжалостной пули.
Он прижимает ствол к ее голове все сильнее, словно хочет проверить, из чего она сделана.

- Ты так слаба, госпожа. – злобно говорит он, - Я мог бы сделать тебя сильнее…
Интегра стискивает зубы от боли, но она уже почти согласна на все.
- И все же, - замечает он, - пока ты человек, ты возвышена и достойна Небес, но если ты станешь такой как я, то будешь лишь беспощадным и безнадежным Злом. Ты готова принять муки ада?
- Я уже в аду. – произносит она обессиленным голосом и падает перед ним на колени…

Красные и черные сферы проносятся перед глазами Интегры. Ей кажется, что она летит в пропасть, но миг – и она очнулась у себя на кровати в холодном поту.
Алукард? Ей кажется или он все еще рядом. Левая рука тянется за очками. В комнате темно, но все становится яснее. Это, в самом деле, он.

Алукард сидел рядом, потупив взор.
- Что-то случилось? – хрипло спросила Интегра и осеклась.
Он поднял на нее глаза, и она сразу поняла, что ему все известно. О ее чувствах, о ее снах и даже, черт возьми, о ее желаниях.
- Ты видишь много страшных снов, моя госпожа. Даже мой сон спокойней твоего.
- Я могу повелевать тобой, но перед своими сновидениями я бессильна. Впрочем, не только…
- Это правда. – сказал он, поглядев на нее пристально.
- Что ты имеешь в виду? – смутилась Интегра, подтягивая на себя одеяло.
- Правда, что ты станешь сильнее, но потеряешь надежду навсегда.
Интегра опустила голову и кивнула. Алукард продолжал:
- Вы, люди, смертны. Но проживаете свои жизни легко и радостно. Вы стремитесь, обрести любимых, попасть в Рай. Вы все время в страхе, ожидании или неведенье. Мы, вампиры, другие. Нам нечего терять, нам нечего боятся. Наша интуиция безупречна. Но жить целую вечность без души, поверь мне, госпожа, такая скука. Я томлюсь своим существованием. Я давно не ищу друга или любовь. Для меня большой удачей станет хотя бы достойный враг. Впрочем, это не укрылось от тебя, моя госпожа.
Он протянул ей руку в перчатке. Она растерялась, но поддалась порыву и крепко зажала ее в своих теплых ладонях.
- Верно, я знаю об этом. Как и ты, Алукард, знаешь о том, что я не очень-то подхожу под твое представление о людях. Разве ты видишь в моей душе надежду или ожидание прекрасного? Порой мне кажется, что там ничего не осталось, кроме чувства долга и сомнений. Посмотри на свою госпожу, Алукард. я сломлена и раздавлена. Весь мой мир рушится. И, боюсь, что у меня в этом мире никого нет кроме тебя.
Ее губы задрожали. Это было смелое признание. Алукард усмехнулся и сказал:
- Тогда тебе не стоит плакать об этом мире, а уж тем более обо мне. Нет такого мира, кроме, конечно, Рая небесного, в который я бы не последовал за тобой.
- Что же мне делать? – словно в молитве вопрошала Интегра.
- Живи как прежде. Это всего лишь короткая ночь кошмаров. Не самая лучшая ночь в моей жизни. Ты томишься лишь своими желаниями, пытаясь усмирить плоть. Твое тело вступило в спор с душой и разумом. Хорошо бы победить в этом споре разуму. Но как знать…
- Боюсь, Алукард, что тело и душа уже давно договорились и предали мой рассудок. Теперь он слишком слаб. Что ты скажешь на это? – она улыбнулась и выпустила его руку из своих ладоней.

Несомненно, это была именно та улыбка, перед которой Алукард терялся больше, чем перед сотней отцов Андерсонов. Она манила его, искушала, пробуждала смутно забытые инстинкты из прошлой жизни.
- Тогда не мучай себя. – сказал Алукард, но тут же пожалел, ведь по сути это был призыв.
И она почувствовала это. Ее щеки покрылись румянцем, от прихлынувшей к ним крови. О, с каким бы наслаждением Алукард впился бы сейчас в эту щеку. Он еще помнил сладкий и нежный вкус ее крови с тех пор, когда она пробудила его ото сна девочкой-подростком. Ее шея не раз манила его и Интегра, зная об этом, уже много лет поднимала и туго затягивала воротничок галстуком. Вот и сейчас он явственно ощущал быстрое течение ее крови под тонкой кожей.
Интегра находилась, словно в забытьи. Она не помнила, чтобы когда-нибудь ее охватывало такое возбуждение и взволнованность. Она на секунду закусила нижнюю губу и спросила:
- Скажи мне, я нравлюсь тебе как женщина?

Алукард удивился, но ни жестом, ни взглядом не выдал себя:
- Разве ты не знаешь, моя госпожа, как ты прекрасна? Тебя хотят многие мужчины?
Интегра рассмеялась:
- К сожалению, Алукард, я не знаю, что привлекает во мне этих дураков.
- Не нужно обладать большим умом, дабы увидеть в тебе красавицу. Хотя ты и делаешь все, для того чтоб казаться неприступной и не привлекать внимание, но этого слишком мало.
Интегра снова лукаво улыбнулась:
- Алукард, но я ведь спросила о том, какой видишь меня ты, а не другие. Будь откровенным.
- Госпожа, на мой взгляд, ты бесспорно, одна из самых прекрасных смертных. И дело не только в том, что я вижу все, что скрывают твои одежды. Твоя сила, твоя гордость и достоинство привлекают меня. Но более всего меня привлекает твоя слабость, которая и делает тебя женщиной.
Интегра задыхалась от этих слов, она подалась вперед и приблизилась к Алукарду. Теперь он мог коснуться ее лица, лишь протянув руку. И он сделал это, подчиняясь ее молчаливому желанию, лишь на секунду замешкавшись, чтобы снять перчатку.

Ее кожа пылала и влекла его. Ее тепло передавалось его вечно холодным рукам. Это было дивное ощущение, о котором, казалось, он уже и не смел грезить. Оно было похоже на истинное чувство, зародившееся в глубинах его черной души или того, что от нее осталось.
- Ты все знаешь и сам. – говорила, задыхаясь Интегра, - Мне нужно жить в этом мире, ставить себе цели и достигать их. Заботиться о чести и продолжении нашей семьи.
- Это твой выбор, моя госпожа. – отвечал Алукард спокойно.
- Если так, то узнай еще и это. – отвечала Интегра решительно. – В моих мыслях нет, и не может быть мужчины желаннее тебя, Алукард. И ты нужен мне как мужчина. Я не сомневаюсь, что буду способна пережить многое и сделать все, что от меня требуется, лишь бы только знать, что хотя бы раз я исполнила волю своего сердца, а не предписания, которые сама же для себя и нацарапала за фамильным столом в своем скучном кабинете. Если однажды я осуществлю свои сокровенные желания, я больше не побоюсь ничего. Но если я отрекусь от них, я буду жалеть об этом всю свою жизнь.
Интегра приблизилась к Алукарду вплотную и выдохнула на него все свое жгучее желание, смешанное с решительностью и сомнением.

Алукард вдохнул это желание и все так же спокойно произнес:
- Это твой выбор, моя госпожа.
Интегра отогнула голову в сторону, словно от мучительной боли:
- Ну не мучай же меня, - взмолилась она, - скажи, чего Ты хочешь?
- Я хочу тебя. – прошептал Алукард и прижался к ее губам.
Она замерла на миг, почувствовав его ледяные губы. Ощущение было, словно она прижалась к могильной плите. Но вот его нижняя губа шелохнулась, и жар ее тела передал Алукарду частичку человеческого тепла. Интегра стремительно обняла его голову обеими руками и, прижавшись к нему всем телом, стала жадно целовать его губы.

Этот поцелуй был словно поединок между жизнью и смертью. Их дыхания, смешивались, языки переплетались, и губы не знали покоя, лаская и упиваясь страстью…
Интегра немного отстранилась и стала поспешно стягивать с Алукарда плащ. Он улыбнулся и спокойно снял его, положив у ее кровати. Она отодвинулась назад и покорно смотрела на него. Теперь в ней не было сомнений, но легкое волнение терзало ее девичью душу.
- Я буду нежен, моя госпожа. – сказал он и, сняв галстук, расстегнул свою рубашку.

Интегра заворожено смотрела на его бескровное мраморное тело, на его мужские плечи и руки. Вот они тянутся к ней. Пытливо касаются ее груди, расстегивают пуговицы пижамы одну за другой. Интегра тихонько застонала от холодного прикосновения Алукарда к ее животу. Он наклонился и поцеловал ее левую грудь. Она почувствовала мягкое прикосновение его губ и затем еще что-то. О, это же клыки!.. Нет, он не хотел укусить ее, он лишь нежно коснулся кончиками острых зубов ее кожи, не знающей мужских ласк. Через мгновение Интегра лежала на подушке, смущенно глядя в потолок. Ей было неловко, когда Алукард снимал с нее пижаму. Но вот она обнажена. Вот абсолютная грань ее беззащитности… И все же, Интегра знала, и здесь она – госпожа. И сейчас Алукард подчиняется ей. Она наслаждалась этим торжествующим чувством, смешанным с презрением ко всем смертным мужчинам, которые не только не смогли бы подчинить ее, но которым она не позволила бы подчиняться, подобно ее вечному слуге и защитнику.

Алукард освободился от остатков одежды и лег рядом с Интегрой. Он еще раз пытливо заглянул ей в глаза и, сняв с нее очки, прильнул к ее губам. Этот поцелуй был иным. Он был нежным, словно свежий бутон из утреннего сада. Интегра почти ощущала благоухание роз, наслаждаясь этим поцелуем. Она обняла Алукарда за плечи и потянула его к себе. Он поддался ее зову и накрыл собой ее хрупкое тело.
Его губы и руки блуждали в поисках тепла ее женственности. Интегра сбросила с себя последние оковы волнения и отдавалась новым удивительным чувствам.
Секунды струились, словно песчинки старинных часов. Интегра широко раскрыла глаза от ощущения мужской плоти. Алукард проникал в нее своим телом, своим взглядом и своими желаниями. Она вцепилась в его волосы от боли и страсти, и обняла его со всей силой, какая была в ее девственном теле.
Алукард был пьян от ощущения дикого животного восторга, упоения своей владычицей и голода по ее крови. Он не смел испить ни капли, не смел причинить боль большую, чем она ему уже позволила. В момент, когда его поглотило наслаждение, он почувствовал запах крови. Сладковато-нежный запах крови его госпожи. Похоже, несколько капель ему все же достанется сегодня…

За окном забрезжил рассвет. Интегра и Алукард провели остаток ночи без сна. Они курили и молча улыбались. Для полного счастья Интегре хотелось выпить, а Алукарду прикончить пару-тройку упырей.

- Я люблю тебя. – задумчиво сказала Интегра, словно сделала вывод из долгого уравнения.
- Самая лучшая ночь в моей жизни. – отвечал Алукард с улыбкой. – Такая короткая ночь…
Алекро вне форума  
Реклама на форуме
Этот пользователь сказал Спасибо Алекро за это полезное сообщение:
Mr Mingan (22.12.2008)
Старый 31.08.2008, 12:17   #2
Алекро
Дружище

Участник форума
 
Аватар для Алекро
 
Регистрация: 31.08.2008
Откуда: Сиэтл, Вашингтон
Сообщения: 310
Поблагодарил(а): 506
Поблагодарили 205 раз(а) в 132 сообщениях
Вы сказали Фуу: 0
Вам сказали Фуу 0 раз в 0 сообщениях
По умолчанию немного на тему Хеллсинга. между прочим, уже конец.

Превращение Интегры

Глава третья. День новых впечатлений.

Утром Волтер не застал леди Интегру в кабинете и обеспокоено постучался в ее комнату. Он опасался за ее самочувствие, ведь она никогда не дает себе отдохнуть, как следует и, пожалуй, взяла на себя слишком непосильное бремя.

К радости Волтера Интегра была здорова. Но радость эта длилась недолго. Молодая леди стояла у раскрытого шкафа в одной пижаме и взирала туда одним из своих самых мрачных взглядов.
- Доброе утро! – сказал дворецкий привычно сдержанным тоном.
- Волтер, тебе не кажется, что в этом шкафу чего-то не хватает? – спросила Интегра, не обращая внимания на приветствие.
- Да, леди Интегра, вы потрясающе наблюдательны. – отвечал он, - Я, в самом деле отправил две ваших рубашки в прачечную, но сегодня к полудню они будут здесь.
- Если честно я не про рубашки, Волтер. Я имею в виду другую одежду.
- Какую же? – недоуменно заглянул дворецкий в господский шкаф.
- Любую другую! – сказала Интегра, проводя рукой по ряду костюмов невыразительного землистого цвета.
- А, вы имеете в виду пижаму. Так вот же она. – Волтер ловко вытащил и дальнего угла сиреневую пижамку.
У Интегы было по истине страдальческое выражение лица, а Волтер совершенно не понимал, что от него требуется.
В конце концов, леди махнула рукой, и вытащив из шкафа белоснежную рубашку и один из костюмов направилась в ванную. Она недовольно натягивала стандартные вещи на себя. Сегодня ей хотелось быть женственной и даже немного соблазнительной. А почему бы нет? Вот, Селис же ходит в чем попало…
- Леди Интегра, – послышался из комнаты голос Волтера, - а где ваша простынь?
Интегра еле сдержалась, чтоб не прыснуть смехом, ведь Алукард полу в шутку, полу торжественно забрал ее себе, как тайную реликвию их любовного акта.
- Понятия не имею. – отвечала Интегра спокойно, - Еще не хватало мне интересоваться такими глупостями. Она вышла из ванной, и, взяв галстук с булавкой, удалилась из комнаты со всем достоинством, какое могла на себя напустить.
Волтер долго и пристально смотрел ей в след. Найти объяснение происходящему он не мог.

Интегра шла по коридору, напевая в такт своим шагам песенку Ясуши Ишии «Secret Karma Serenade». Она чувствовала себя превосходно и торжественно. Неужели столько счастья может принести близость с мужчиной?.. И почему я только не пробовала этого раньше? Мы оба могли бы сделать друг друга счастливыми. Впрочем, счастлив ли Алукард?..
Вампир ворочался с боку на бок в своем гробу и никак не мог уснуть. Его охватывало странное томление. Это чувство было приятным, волнующим и уж точно необычным. Все размышления об эфемерности бытия и скуке существования отошли в сторону, оставив взамен лишь трепет и тихую радость.

«Неужто, это и есть человеческое счастье? – вопрошал себя Алукард. – Мне оно казалось таким призрачным и надуманным. Нет, все-таки люди знают толк в удовольствиях!»…

За завтраком Интегра напрочь отказалась от традиционной овсянки и потребовала стейк с кровью. Волтер был в окончательно глубочайшем недоумении, а Интегру даже забавляло это почти вампирское проявление аппетита.
Бумажная волокита и телефонные переговоры с привычной сигарой в зубах прекратились только к трем часам дня.
- Волтер, - спросила леди Интегра, потягиваясь в кресле, - А что у нас вообще сейчас происходит? Какие новости?
Волтер немного помялся, обдумывая направление течения этого вопроса:
- Ну, в Организации все спокойно. Ватикан и прочие недруги нас пока не донимают. Люди отдыхают. Мисс Селис периодически паникует. Господин Алукард скучает. Вы работаете.
Интегра приподняла левую бровь и усмехнулась:
- А знаешь, Волтер, что это означает?

Дворецкий покосился на леди Интегру и осторожно произнес:
- Что нам пора всех остальных занять каким-нибудь делом?
- Не-а. Это значит, что нам самим пора отдохнуть. – бодро хлопнула она по столу.
Волтер как-то растерянно улыбнулся, попятившись к окну:
- Леди Интегра, я еще с утра хотел вас спросить, вы здоровы?
- А что такое? У тебя есть причины для беспокойства? Я плохо выгляжу?
- Нет, выглядите вы замечательно. У вас даже походка как-то изменилась. А вот ведете вы себя странно, я бы сказал необычно. Может, пусть вас осмотрит доктор?
- Еще чего! – Интегра вскочила с кресла и, быстро направляясь к двери, сказала:
- Если я, в самом деле, нездорова, то мне следует пойти в комнату и отдохнуть. Так, кажется, делают обычно?
Волтер кивнул. Интегра остановилась у двери и строго распорядилась:
- Меня не беспокоить!
Дворецкий был слегка ошарашен. Интегра с детства была примером послушания и трудолюбия. Объяснить ее новое поведение он мог лишь тем, что леди, должно быть, очень устала. Запретить ей маленькую слабость за столько лет службы в Организации он не мог. Потому, рассудив все, как перемены к лучшему, преспокойно налил себе виски и расселся в хозяйском кресле у камина. «Сколько лет я мечтал это сделать!» – ликовал он про себя…

В это время Интегра негромко, но решительно постучалась в гроб к Алукарду.

Вампир открыл крышку. Перед ним стояла его госпожа в совершенно очаровательном виде. Она была в одной лишь белой рубашке на голое тело и с сигарой в зубах.
- Здесь, между прочим, холодно. К тому же Организация выделила тебе весьма просторный гроб. – резюмировала Интегра, - Пришло время провести здесь инспекцию.
Алукард хихикнул, и, делая пригласительный жест, сказал:
- Я рад видеть тебя, моя госпожа!
Интегра затушила сигару в пол. И примостилась в гробу прямо на Алукарде. Вампир улыбался как Чеширский кот. Он медленно и пытливо проводил рукой по спине Интегры. Она прошептала с улыбкой:
- Я все время думаю о тебе.
- Я тоже. – отвечал Алукард.
- Что же нам теперь делать? – спрашивала Интегра, покрывая его лицо и шею горячими поцелуями.
- Когда ты рядом, моя госпожа, я могу думать лишь об одном. – произнес он, прижимая ее к себе все сильнее…

Впервые в гробу Алукарда было жарко. Виктория Селис бродила по коридорам особняка в смутном предчувствии каких-то важных событий. Она не могла понять хорошими или плохими будут эти события, и потому занимала свои мысли подсчетом господских окон и разницей цвета гардин на светлой и теневой стороне дома.
Солнце клонилось на закат. Волтер уснул у камина. Ему снилось, что он по-прежнему молод и горяч. Что он юный Ангел Смерти и все враги организации Хеллсинг лежат у его ног и умоляют пощады. Это было весьма сладостное сновидение.

Глава четвертая. Вечер последствий.

Нападение фриков в Бирмингеме требовало вмешательства Хеллсинга. Алукард уверил Интегру, что отлично справится со всем самостоятельно, тем более, что на место уже выехала группа под руководством Селис. Раньше Алукард бы не настаивал на том, чтоб Интегра оставалась дома, но сегодня ее самочувствие оставляло, в самом деле, желать лучшего. С утра у нее была повышенная температура, к тому же ей было так трудно дышать, что даже сигары пришлось отложить в ящик стола. Вот уже несколько дней Интегра ничего не ела. Ночью она была бодрее. Казалось, даже, что все превосходно, но днем ей становилось все хуже. Волтер настаивал на осмотре врача и постельном режиме. Интегра возмущенно фыркала и продолжала работать.
Она, конечно, замечала за собой некоторые странности. К примеру, ее зрение стало улучшаться и шрамы на теле от давних ранений стали исчезать. Интегру это так обеспокоило, что она отдала в лабораторию свой анализ крови, разумеется, анонимно.

В целом же все было бесподобно. Они с Алукардом все время обменивались загадочными взглядами, предвкушая новое свидание. И, улучая любую свободную минуту, отдавались страсти. Пока что никто не подозревал об их тайном увлечении. Лишь вампирская интуиция Селис могла заставить опасаться, но Виктория никак не могла совладать со всеми подсказками своего подсознания, так что оставалась в полном неведенье…

Был славный теплый вечер. Интегра задремала за столом. В комнату тихонько постучался Волтер.
- Леди Интегра здесь почта и бумаги из лаборатории. Мне посмотреть? – вкрадчиво спросил он, понижая голос до шепота.
- Нет, Волтер, спасибо. Я сама. – она выпрямилась в кресле и достала из стола пачку с сигарами, но закуривать не стала.
Интегра нетерпеливо дожидалась ухода дворецкого. Когда дверь захлопнулась за его спиной, она бросилась к письмам. Непослушные руки, наконец, справились с конвертом из лаборатории, и она пробежала глазами по медицинскому отчету.

Не может быть!.. Интегра сняла очки и обхватила голову руками. «Lyssavirus vampiricus». Но как это возможно?!

Интегра ходила по кабинету, дожидаясь возращения Алукарда. Как он объяснит происходящее. Что теперь будет с ней? Что теперь будет с Организацией?
В дверь постучали. Появилась Селис с докладом.
- Где Алукард? – прервала ее Интегра с нетерпением.
- Он остался еще? Господин ликует и веселится. – виновато отвечала Виктория, вглядываясь в лицо леди Интегры.
- Нашел время! – недовольно восклицала она, - Он мне нужен срочно, немедленно!
- Что-нибудь случилось? – Селис подошла ближе и ее глаза блеснули странным любопытством.
- Ничего. – отскочила от нее Интегра с опаской. – Ступай к себе. Отдыхай, Селис.

Виктория удалилась, несколько раз обернувшись, прежде чем уйти.
Время тянулось бесконечно. Наконец, появился Алукард. он прошел сквозь стену и сразу же заключил госпожу в свои объятья. Интегра высвободилась и строго уставилась на вампира.
Его животный оскал погас, и он сказал с некоторым смущением:
- Славная была разборка. А как прошел твой вечер?
Интегра сдвинула брови и сиплым голосом ответила:
- К чертям собачим, плохо!

Алукард рассмеялся, чуть ли не до слез, и спросил с укором:
- Неужто, моя госпожа, соскучилась по ласкам своего слуги?.. Ну, чем я тебе не угодил, в самом деле?
- А ты сам догадайся. Ну, попробуй, прочитай мои мысли.
Алукард с улыбкой уставился на хорошенькое, хоть и слегка нездоровое личико Интегры. Через секунду его удивление, казалось, было безграничным.

Интегра села за стол, и, закурив сигару, швырнула в сторону Алукарда конверт из лаборатории:
- Как прикажешь это понимать? Я становлюсь вампиром! Когда это ты успел меня укусить, коварный негодяй? Когда я спала? Отвечай же.
- Вообще-то, я и не кусал тебя вовсе. – задумчиво отвечал Алукард.
- Тогда каким образом в меня попала эта гадость?
Алукард долго молчал. Интегра взирала на него молча, с упреком. Наконец он вздохнул и ответил с улыбкой:
- Моя госпожа, ты что, забыла, кто сделал тебя женщиной?
Интегра выпустила из себя дым от сигары и обреченно сказала:
- Я так и знала, что с рук мне это не сойдет…

Спустя сутки Интегра уже знала, что предаваться любви с Носферату не такое уж безобидное занятие. Это подтверждали некоторые исследования и отдельные литературные источники. Тем временем самочувствие ее стало намного лучше. Появились невиданные прежде силы, глаза стали видеть без очков не только при свете дня, но и в темноте, в них появился животный блеск, но они не изменили своего василькового цвета. Правда, зубы несколько видоизменились, но клыки были маленькими, еле заметными.

Обдумав все происходящее, леди Интегра сделала свои выводы и решилась на дальнейшие действия.
У Волтера теперь появилась масса забот. Кроме того, что он переживал об утраченном аппетите своей хозяйки. Ему необходимо было избавится от всех вещей в ее шкафу. Сделать это нужно было к ее возращению, но зачем, он пока не знал.
С утра Интегра сама отправилась на автомобиле в город. Она объездила множество магазинов, сделав необходимые, на ее взгляд, приобретения, и заказала новые линзы для очков. Она так привыкла к этому атрибуту своего имиджа, что расставаться с ним так просто не пожелала.
Вечером Интегра появилась в особняке в строгом приталенном черном костюме и красном галстуке. Она прошла по алее, возвышаясь на десятисантиметровом каблуке, и гордо взирала на пораженные лица прислуги и солдат.

Когда Волтер заглянул в багажник, то понял, зачем освобождал хозяйский шкаф. Там лежало множество новых вещей, не похожих на те, что носила Интегра раньше. Дворецкий даже не был уверен, что все это поместится в гардероб. Когда же он увидел отдельные детали нижнего белья, приобретенные достопочтенной Хеллсинг, его пожилые щеки озарились румянцем непристойности, на какую не мог рассчитывать даже он сам.

Что же было на уме Интегры?.. Она смирилась с мыслью о том, что станет одной из «детей ночи». Сетовать было уже поздно, прибегать к суициду абсурдно. У этой новости были и хорошие стороны. Теперь Интегра могла не думать о наследниках. Зачем? Если последняя из рода Хеллсинг итак бессмертна. Она решила, что не оставит и следа от образа старой Интегры. Единственное, что она оставит прежним, так это служение своей идее, цели и миссии – защищать ее Величество и английскую Протестантскую церковь.
Интегра сидела в кресле у камина, выпуская клубы дыма в воздух – полная безвредность курения была еще одним достоинством ее нового статуса. Голод по чужой крови становился почти нестерпимым. В кабинете появился Алукард, в одной руке он держал кубок.

- Испей крови, моя госпожа. Иначе ты совсем обессилеешь.
Интегра взглянула на него с укором и ее глаза впервые стали огненно красными:
- Забери от меня это пойло. Я не госпожа тебе больше. Ты что забыл, что можешь служить только людям?
Алукард поставил кубок на стол и с улыбкой отвечал:
- Я служу Хеллсингам. Ты одна из них. Вот все, что мне нужно знать. Пей кровь, Интегра тебе это нужно.
- Я не выбирала свою участь, Алукард. – сказала Интегра, смягчившись.
- Я знаю. Мы оба были ослеплены страстью. – кивал он в ответ.

Интегра отложила сигару в сторону и серьезно сказала:
- Я выпью кровь.
Алукард встал на одно колено и поднес к ее губам кубок.
- Нет, не эта кровь будет моей первой. Я буду пить твою кровь, Алукард. Ты сделал меня вампиром, а сегодня ты сделаешь меня равной себе.
Она испытывала его взглядом, ее губы приоткрылись в знакомой лукавой улыбке. Алукард ответил на эту улыбку ликующим смехом и обнажил перед Интегрой свою шею.

Что за удивительный поворот судьбы? Именно Интегра, а не Алукард был жертвой сегодня. Она прокусила его шею с такой легкостью, что даже удивилась. Какими сильными должны быть инстинкты этих существ, если они так мастерски пьют кровь, не теряя ни капли. Кровь Носферату была горько-сладкой на вкус, подобно кубинскому рому она кружила голову и доводила до экстаза.
Интегра не была жадной, она сделала несколько глотков и отстранилась от Алукарда. Его лицо было озарено удивительным вдохновением. В самом деле, Алукард испытывал неведомый доселе экстаз оттого, что зубы Интегры вонзались в его шею и пили кровь. Он поцеловал ее губы и почти умоляюще произнес:
- Пей еще, моя госпожа.
Глаза Интегры блеснули, и она снова припала к шее Алукарда…

Они сидели обнявшись у камина. Алукард был счастлив. Интегра немного взволнована.
- Теперь ты свободен. – сказала она, проводя рукой по его шее.
- Нет. – отвечал Алукард.
- Что за глупое упрямство. – возражала Интегра, - Ты ведь знаешь, что я больше не хозяйка тебе. Теперь я сама буду держать оборону Хеллсинга. Ты же можешь делать, что тебе заблагорассудится.

- Я даже могу стать твоим врагом? – спросил Алукард с азартом.
Интегра взглянула на него с трепетом и ответила:
- Если ты станешь у меня на пути, я не отступлю!
- И ты будешь моей достойной противницей! – ликовал вампир.
- Тебе это доставляет такую радость?
- Нет, госпожа. Я просто представил себе, что могло бы быть, но этого не будет.
- Почему? – Интегра отстранилась и с интересом взирала на Алукарда.
- Потому что я сделаю тебя Uxor de Nosferatu.
- Ты хочешь, чтоб я стала твоей женой? – она смущенно улыбалась почти, не веря, услышанному. – Но как это может быть?
Алукард на секунду задумался и ответил:
- Я не знаю, откуда пошло это поверье, но Носферату выбирают себе достойную супругу на вечность. Теперь мы равны по силе и, если ты позволишь испить твоей крови, как сделала сама, то мы станем супругами.
- И мы будем рядом всегда? Двое бессмертных?
- Ну, если нам станет невмоготу, то мы можем попытаться убить друг друга. Пожалуй, только мы и способны выполнить это.
Алукард снова рассмеялся и спросил:
- Ну, что скажешь?

Вместо ответа Интегра сняла рубашку и отогнула шею рядом с его лицом.
Она легонько застонала, когда его клыки прокусили кожу. «Это и в самом деле удивительное ощущение!», - подумала Интегра про себя и прижалась к Алукарду сильнее.
Где-то вдалеке раздался колокольный звон. Церковь звала прихожан к заутренней. Алукард и Интегра сочетались узами вечного брака Носферату.



Эпилог. На заре новой жизни.

Через триста лет королевская династия прекратила свое существование. Нападения нечисти сошли на нет столетием раньше. Носферату Алукард и равная ему Интегра Фейрбрук Уингейтс Хеллсинг скучали без работы в родовом поместье. Им не удалось достать друг друга за сотни лет жизни бок о бок. Они по-прежнему обменивались таинственными взглядами и улыбками, и без устали предавались любви в огромном, оббитом китайским шелком, гробу.
Из обитателей дома осталась лишь Виктория Селис, которая до этих пор не до конца понимала отношения господина с госпожой, и часто являлась в самый неподходящий момент. Дворецкий Волтер к великому сожалению леди Интегры почил, будучи в весьма преклонном возрасте. Он в тайне радовался за Интегру и Алукарда, и лишь отсутствие надежды на появление в доме маленьких Хеллсингов удручало его тихую старость.
Организация Хеллсинг, о которой ходили разные противоречивые слухи, стала спонсором донорского института и получала неограниченный доступ к хранилищам с кровью. Будучи отличным руководителем, Интегра даже перевела домочадцев на сбалансированное питание по группам крови.
В общем, жили они долго и счастливо!!!

Закончено 29 августа 2008 года.
Алекро вне форума  
Эти 2 пользователя(ей) сказали Спасибо Алекро за это полезное сообщение:
Fileas aka`Cat` (22.12.2008), Mr Mingan (22.12.2008)
Старый 22.12.2008, 13:08   #3
Fileas aka`Cat`
Бессмертный горец

Участник форума
 
Аватар для Fileas aka`Cat`
 
Регистрация: 17.05.2007
Откуда: Украина, Днепропетровск
Сообщения: 939
Поблагодарил(а): 219
Поблагодарили 215 раз(а) в 138 сообщениях
Вы сказали Фуу: 0
Вам сказали Фуу 1 раз в 1 сообщениях
По умолчанию

Умничка! Мне очень понравилось. Написано красиво и эмоционально.
__________________
LifeIsARide,LikeDaysInATrain
CitiesRushBy,LikeGhostsInTheNnight
The rhythm of wheels,time fades away
Stations of a journey,destination unknown
Fileas aka`Cat` вне форума  
Реклама на форуме
Старый 17.01.2009, 21:39   #4
Mr Mingan
Темный Друид

Администратор форума
 
Аватар для Mr Mingan
 
Регистрация: 01.07.2001
Откуда: Днепропетровск
Сообщения: 6,588
Поблагодарил(а): 1,027
Поблагодарили 2,788 раз(а) в 1,589 сообщениях
Вы сказали Фуу: 34
Вам сказали Фуу 0 раз в 0 сообщениях
По умолчанию

Все очень органично :)

Непонятно даже - почему в Черновиках :)
__________________
* Или ты выходишь из обреченного, но безопасного и уютного строя на режущий ветер навсегда одинокой свободы, кажущийся стоящим в строю сумасшествием, или останешься - тоже навсегда, и передумать уже нельзя. Предложение не повторится, такое предложение делается не всем, и не все из достойных его принимают.

Блог - Всяческие записи, мысли, пометки, цитаты
Сайт - Мир японской анимации. Аниме в Украине
Mr Mingan вне форума  
Старый 17.01.2009, 21:42   #5
Kitsune-san
Советник

Участник форума
 
Аватар для Kitsune-san
 
Регистрация: 04.09.2008
Откуда: Город Тула
Сообщения: 676
Поблагодарил(а): 378
Поблагодарили 608 раз(а) в 320 сообщениях
Вы сказали Фуу: 1
Вам сказали Фуу 2 раз в 2 сообщениях
По умолчанию

в чистовиках это тоже есть. прошляпил...
__________________
Чтоб мудро жизнь прожить знать надобно не мало
Два важных правила запомни для начала
Ты лучше голодай чем что попало есть
И лучше будь один чем вместе с кем попало
Омар Хайам
Kitsune-san вне форума  
Старый 17.01.2009, 21:44   #6
Mr Mingan
Темный Друид

Администратор форума
 
Аватар для Mr Mingan
 
Регистрация: 01.07.2001
Откуда: Днепропетровск
Сообщения: 6,588
Поблагодарил(а): 1,027
Поблагодарили 2,788 раз(а) в 1,589 сообщениях
Вы сказали Фуу: 34
Вам сказали Фуу 0 раз в 0 сообщениях
По умолчанию

Оппа

Заработался я значит
__________________
* Или ты выходишь из обреченного, но безопасного и уютного строя на режущий ветер навсегда одинокой свободы, кажущийся стоящим в строю сумасшествием, или останешься - тоже навсегда, и передумать уже нельзя. Предложение не повторится, такое предложение делается не всем, и не все из достойных его принимают.

Блог - Всяческие записи, мысли, пометки, цитаты
Сайт - Мир японской анимации. Аниме в Украине

Последний раз редактировалось Mr Mingan, 17.01.2009 в 21:44.
Mr Mingan вне форума  
Старый 17.01.2009, 21:52   #7
Mr Mingan
Темный Друид

Администратор форума
 
Аватар для Mr Mingan
 
Регистрация: 01.07.2001
Откуда: Днепропетровск
Сообщения: 6,588
Поблагодарил(а): 1,027
Поблагодарили 2,788 раз(а) в 1,589 сообщениях
Вы сказали Фуу: 34
Вам сказали Фуу 0 раз в 0 сообщениях
По умолчанию

значит здесь тогда тему закрываю
__________________
* Или ты выходишь из обреченного, но безопасного и уютного строя на режущий ветер навсегда одинокой свободы, кажущийся стоящим в строю сумасшествием, или останешься - тоже навсегда, и передумать уже нельзя. Предложение не повторится, такое предложение делается не всем, и не все из достойных его принимают.

Блог - Всяческие записи, мысли, пометки, цитаты
Сайт - Мир японской анимации. Аниме в Украине
Mr Mingan вне форума  
Реклама на форуме
Закрытая тема


Здесь присутствуют: 1 (пользователей - 0 , гостей - 1)
 
Опции темы

Ваши права в разделе
Вы не можете создавать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете прикреплять файлы
Вы не можете редактировать сообщения

BB-коды Вкл.
Смайлы Вкл.
[IMG] код Выкл.
HTML код Выкл.
Быстрый переход


Часовой пояс GMT +3, время: 05:25.



реклама:

Copyright (c) 2001-2015 by проект Мир японской анимации (anime.ua). Администрирование и руководство сайтом, часть содержания - Mr Mingan. Дизайн - by fafhrd.
Администрация сайта не несет ответственности за достоверность информации, опубликованной в рекламных и баннерных объявлениях.
Мнение администрации сайта может не совпадать с мнением авторов сообщений в форуме



MyAnimeTop - рейтинг сайтов по аниме, манге и хентаю Rambler's Top100