Мир японской анимации. Аниме и манга в Украине. Сообщество форумов  

Вернуться   Мир японской анимации. Аниме и манга в Украине. Сообщество форумов > Литературный форум > Творчество. Проза
Регистрация Справка Пользователи Календарь Все разделы прочитаны

Ответ
 
Опции темы
Старый 10.11.2008, 17:37   #11
Kitsune-san
Советник

Участник форума
 
Аватар для Kitsune-san
 
Регистрация: 04.09.2008
Откуда: Город Тула
Сообщения: 676
Поблагодарил(а): 378
Поблагодарили 608 раз(а) в 320 сообщениях
Вы сказали Фуу: 1
Вам сказали Фуу 2 раз в 2 сообщениях
По умолчанию

Просто очаровательно. Только помоему стоит испарвить "книги по астрономии и астролябии" на "книги но астрономии и несколько астролябий" а то звучит так словно слово книги относится и к астрономии и к астролябиям...
вай Минган не надо меня сразу злым критиком называть! А то я натравлю на тебя Флаффи и он будет летать повсюду за тобой и мешаться!!! *спряталась под стол*
__________________
Чтоб мудро жизнь прожить знать надобно не мало
Два важных правила запомни для начала
Ты лучше голодай чем что попало есть
И лучше будь один чем вместе с кем попало
Омар Хайам

Последний раз редактировалось Kitsune-san, 10.11.2008 в 17:39.
Kitsune-san вне форума   Ответить с цитированием
Реклама на форуме
Этот пользователь сказал Спасибо Kitsune-san за это полезное сообщение:
Алекро (14.11.2008)
Старый 09.12.2008, 19:46   #12
Алекро
Дружище

Участник форума
 
Аватар для Алекро
 
Регистрация: 31.08.2008
Откуда: Сиэтл, Вашингтон
Сообщения: 310
Поблагодарил(а): 506
Поблагодарили 205 раз(а) в 132 сообщениях
Вы сказали Фуу: 0
Вам сказали Фуу 0 раз в 0 сообщениях
По умолчанию Если ангелы падают...

1

Рыцарь неторопливо проезжал верхом сквозь заросли можжевельника и буков. Лес темнел, понемногу набирая краски сумерек. Вдали послышался зов одинокой птицы. Рыцарь пробудился от раздумий. Следовало найти пристанище на ночь. Лошадь совсем понурилась, и он поспешил найти ручей, чтоб напоить ее и освободить от собственной тяжести и неудобства седла.
Ночь приближалась. Поляна рядом с ручьем казалась вполне дружелюбной. Сколько таких полян было в жизни рыцаря? И сколько еще будет? Он не знал ответа на этот вопрос.
Нарзано де Крейн был еще молод, но его светлые глаза были наполнены вселенской мудростью и невыразимой грустью. Он не был разговорчив. Люди говорили, что он хороший собеседник, но на самом деле, он был просто внимательным слушателем. Нити разговоров расплетались перед ним, как пестрый гобелен и всегда откладывались в памяти, но никогда – в душе… Также люди говорили, что он был посредственным воином. Нет, храбрости и умения ему было не занимать, но Нарзано был милосерден даже к истинным врагам, и потому снискал славу слабого противника. Впрочем, в этом было и его превосходство, поскольку в бою его мастерство раскрывалась с неожиданной силой.
Рыцарь путешествовал уже много лет. Он покинул отчий дом еще юношей. Он жаждал приключений и надеялся изменить мир, хотя бы свой внутренний. Прошло много времени, прежде, чем Нарзано потерял надежду на перемены и забыл дорогу к дому. Вокруг была пустота и душа тоже, казалось, была пуста. Смысл и покой обрела лишь дорога – уже не поиск в пути, а сам Путь, как таковой.

Порой в сердце рыцаря шевелилась какая-то смутная тревога или трепет, когда он видел лица детей, не запятнанные притворством или корыстью. Их глаза были полны искренними чувствами, а улыбки и смех отражали свет северных звезд – самых ярких на небосклоне. Но Нарзано не часто сворачивал в деревни, он становился нелюдим, а потому все реже мог встретить ребенка. Однако на этот раз произошла именно такая встреча.


2

Нарзано уже почти задремал у танцующего костра, как услышал треск сухой ветки. Внимание рыцаря насторожилось: зверь, враг? Это мог быть, кто угодно… Нарзано потянулся за мечом и вдруг увидел светлый силуэт, который приближался к нему сквозь тьму лесной обители. Это был ребенок. Маленькая девочка лет пяти тихо шла по узкой тропинке, опустив светлую голову. Локоны ее русых волос были почти ореолом, а светло-бежевая туника напоминала греческий саван.
- Откуда ты? – тихо спросил Нарзано, осторожно подаваясь навстречу девочке.
Она подняла на него взгляд зеленых, как речные стрекозки, глаз, и невнятно произнесла тоненьким голосом:
- Я заблудилась… Я потерялась…
Казалось, ее хрупкое тельце вот-вот упадет от усталости, и рыцарь подхватил ее на руки. Дитя было легким как перышко. Она выпила немного воды и указала направление, откуда пришла. Дальнейшие расспросы Нарзано были бесполезны, поскольку малышка, разнеженная теплом огня и рук рыцаря, сладко заснула.
Наутро рыцарь усадил девочку в седло и, взяв лошадь за поводья, отправился на поиски ее дома. Некоторую местность она узнавала, а значит, не могла забрести слишком далеко.
- Как тебя зовут? – спрашивал рыцарь.
- Уна. – отвечала малышка с улыбкой, - А тебя?
- Я, Нарзано де Крейн. Но это имя, наверное, слишком сложное для тебя, так что можешь звать меня Крейн.
- У моего отца большой светлый дом, а вокруг поляна с васильками и маками. Найди мой дом, Крейн. – просила Уна, обхватывая руку рыцаря теплыми мягкими ладошками.
- Я найду. – пообещал Нарзано и улыбнулся девочке. Это была первая улыбка за много лет, и она могла бы быть неумелой или даже болезненной, если бы не была такой искренней.
Вскоре они выехали из сумрака леса и пересекли пшеничное поле. Пыльная дорога попетляла и растворилась на цветочной поляне. Уна нетерпеливо заерзала в седле и восторженно закричала:
- Вот мой дом! Вот он!
В самом деле, вдалеке показался дом с золотистой черепичной крышей. На пороге сидел мужчина, бессильно опустив голову.
- Крейн, пойдем со мной! Отец искал меня и беспокоился. Он отблагодарит тебя.
Но рыцарь отрицательно покачал головой.
- Не стоит. Ты нашла меня, а я нашел твой дом, как и обещал. Прощай, Уна.
Нарзано помог малышке слезть с лошади, и она бросилась вдоль поляны к дому с криками: «Папа! Папа!». Мужчина на крыльце словно очнулся ото сна. Не веря собственным глазам и ушам, он неподвижно сидел и лишь через несколько мгновений бросился навстречу к Уне.
Что было дальше, Нарзано не видел. Он погнал лошадь прочь – на глазах его были слезы…


3

Рыцарь не помнил своей матери. Он и об отце не мог сказать ничего конкретного, поскольку, тот без конца был в походах и на турнирах. Мать очень рано покинула этот мир, оставив Нарзано с нерастраченной лаской и смутными сыновьими чувствами.
Порой у колодца пожилые женщины давали рыцарю напиться воды. Они гладили его волосы и благословляли в путь. Такая забота всегда трогала его сердце, и он склонялся перед этими простыми женщинами в низком поклоне, вспоминая в пути их добрые и мудрые глаза.
В этот раз Нарзано остановился на постоялом дворе. Это было весьма захудалое место, но конюшня и немного эля вполне устраивали рыцаря в тот момент. Он пригубил чуть больше половины стакана и собирался идти отдыхать, как вдруг его внимание привлекла пожилая женщина в темно-зеленой накидке. Она беспомощно искала что-то на полу, встав на колени. Никто не обращал на старушку внимания, а брутальный хозяин даже попытался пнуть несчастную ногой, но рыцарь не позволил ему этого сделать. Он с силой оттолкнул невежу и, молча, пригрозил ему мечом, показав блестящий эфес из-под плаща.
- Что вы ищете, госпожа? – обратился он, склонившись к старушке.
- Я потеряла серебряную монету. – отвечала она бархатным голосом, подняв на рыцаря тоскливый оливковый взгляд.
Нарзано был зорок, но монеты не увидел – конечно, какой-нибудь проворный злодей уже давно забрал ее, потешаясь над горем беспомощной женщины.
Рыцарь, не мешкая, запустил руку в почти опустевший кисет, и достал оттуда серебряный грош. Он демонстративно наклонился и сделал вид, что поднял его с пола.
- Да вот же она, госпожа! – сказал Нарзано, отдавая монету старушке и помогая ей подняться.
Женщина протянула сухую морщинистую руку к монете и ее глаза наполнились слезами. Она хотела поклониться рыцарю, но он не дал ей этого сделать, осторожно проводив к столу. Женщина присела и вздохнула с облегчением.
- Как тебя зовут, добрый господин?
- Нарзано де Крейн. Но вы, госпожа, можете называть меня просто Нарзано.
- Позволь тогда и мне представиться. Я - госпожа Десс. И когда-то мне было не занимать ни красоты, ни богатства, но все проходит… И моя жизнь подошла к закату. Я лишь хочу тихо завершить старость в доме своих внуков. Он где-то поблизости, но я никак не могу найти дорогу…
- Я с радостью отведу вас. – отвечал Нарзано на ее слова.
Он устроил старушку на ночлег. Сам же всю ночь не мог уснуть. Его сердце так и трепетало от чувства заботы и жалости к немощной и доброй женщине.
Наутро рыцарь отправился с госпожой Десс на соседний хутор. Там они отыскали двух молодых людей, которые оказались ее внуками. Они не могли поверить, что бабушка в самом деле нашла их. Их отец уже давно покинул отеческий дом вопреки воле родителей и поселился на хуторе. Прошло немало лет, и теперь мать и сын снова должны были увидеться и простить друг другу старые обиды. Госпожа Десс с волнением вглядывалась в молодые лица, узнавая в них родные черты. К горлу рыцаря подкатил комок, и он отошел в сторону. Внуки позвали бабушку в дом и дорогого гостя тоже, но, оглянувшись, поняли, что рыцаря уже нет. Нарзано спешил прочь. Сможет ли он когда-нибудь познать радость встречи с близкими?


4

Нарзано де Крейн был несколько раз влюблен. Чаще всего его избранницы были прекрасными леди, но все они были и его разочарованием. Жеманство, притворство и капризы быстро перекрывали красоту и прелесть молодого изящного тела и томного личика. Он мог бы полюбить и простую девушку, но отчего-то юные особы из деревень были так подозрительны и нелюдимы. А иные просто грубы… Ах, как ему хотелось встретить девушку, подобную сказочной фее – легкую и нежную, искренную и трогательную.
Ранним утром Нарзано шел вдоль берега моря. Он заехал далеко на запад и теперь не знал, куда ему держать путь. С одной стороны перед ним раскрывалась безупречная лазурная гладь моря, с другой стороны тянулась бесконечная гряда серебристо-снежных гор. Он шел, наклонив голову, пока не услышал звуки нежной песни, ласкаемой легким бризом с моря. Рыцарь огляделся по сторонам. Неподалеку на песке сидела молодая девушка в легком светлом наряде с длинными золотистыми косами, лежащими по плечам. Она пела хрустальным голосом песню скитаний и любви молодого менестреля и ее изумрудные глаза не отрывались от лица Нарзано.
Душа рыцаря затрепетала словно птица. Улыбка девушки была совсем как у ребенка – чистая, искренняя. В тоже время глаза ее были наполнены мудростью и заботой, словно у любящей матери.
- Кто ты? – спросил рыцарь, поклонившись девушке.
- Я – Трэсла. – отвечала она, завершая песню.
- Меня зовут Нарзано де Крейн. Но ты можешь звать меня как захочешь потому, что мое сердце принадлежит тебе, прекрасная дева. – рыцарь встал перед девушкой на колени.
Он не понимал, отчего так уверен в своих чувствах, но ощущал совершенную гармонию рядом с Трэслой.
- Нарзано, разве ты не узнаешь меня? – спросила она, взяв его за руки.
Рыцарь вглядывался в черты Трэслы и они казались ему до боли знакомыми: она была похожа то на маленькую Уну, то становилась точь-в-точь как госпожа Десс. Наконец, Нарзано увидел, что за ее спиной появились крылья – это были чудесные белые крылья, и от них исходило мягкое и теплое свечение.
- У нас одна душа на двоих, Нарзано. Если ангелы падают, они обречены на земную жизнь, полную поисков и разочарований. Они видимы и уязвимы…Ты падший ангел. Много лет назад, попавший сюда, обреченный на скитания, но не потерявший Душу и Надежду. Ты часть Добра и часть Любви. Я приходила к тебе в разных образах – это Небо испытывало тебя. Я называла тебе разные имена, и ты просил называть тебя каждый раз иначе. А теперь тебе незачем скитаться – ты обрел новый мир. Оглянись!
Рыцарь посмотрел назад и замер: за его спиной тоже были крылья: пара серебристых крыльев, сильных и прекрасных, способных унести его прочь от безнадежных поисков и безразличия мира.
Нарзано и Трэсла прижались трепетными губами друг к другу и взмыли в поднебесье. Только никто этого не видел, потому что ангелы становятся видимыми, только если они падшие, а когда они счастливы - они необозримы!
Конец!
__________________
Музыка: через душу в тело. - Через тело в душу: любовь... ©
Алекро вне форума   Ответить с цитированием
Эти 2 пользователя(ей) сказали Спасибо Алекро за это полезное сообщение:
Kitsune-tyan (09.12.2008), Mr Mingan (10.12.2008)
Старый 09.12.2008, 19:56   #13
Kitsune-san
Советник

Участник форума
 
Аватар для Kitsune-san
 
Регистрация: 04.09.2008
Откуда: Город Тула
Сообщения: 676
Поблагодарил(а): 378
Поблагодарили 608 раз(а) в 320 сообщениях
Вы сказали Фуу: 1
Вам сказали Фуу 2 раз в 2 сообщениях
По умолчанию

Бесподобно
__________________
Чтоб мудро жизнь прожить знать надобно не мало
Два важных правила запомни для начала
Ты лучше голодай чем что попало есть
И лучше будь один чем вместе с кем попало
Омар Хайам
Kitsune-san вне форума   Ответить с цитированием
Реклама на форуме
Этот пользователь сказал Спасибо Kitsune-san за это полезное сообщение:
Алекро (09.12.2008)
Старый 11.12.2008, 13:46   #14
Алекро
Дружище

Участник форума
 
Аватар для Алекро
 
Регистрация: 31.08.2008
Откуда: Сиэтл, Вашингтон
Сообщения: 310
Поблагодарил(а): 506
Поблагодарили 205 раз(а) в 132 сообщениях
Вы сказали Фуу: 0
Вам сказали Фуу 0 раз в 0 сообщениях
По умолчанию Три желания литератора

Эту сказку я посвятила очень близкому мне человеку, который ценит во мне не Фею, а простую женщину...

Три желания литератора

Комната библиотеки была залита мягким светом томящейся лампады. Литератор Орегоно Дисгрейк сидел в мягком пунцовом кресле и перелистывал страницы ветхой книги. Это было очень древнее издание-литография о странствиях мудрого пилигрима. Перед глазами литератора мелькали разнообразные города с их улицами, домами и жителями. Он брел тропами пилигрима, страдал вместе с ним от голода и жажды, радовался, как и он, солнцу и дождю. Так бывало каждый раз, когда литератор держал в руках книгу.
За свою жизнь он успел побывать на всех континентах и островах, в заоблачной дали и в океанской бездне. Он примерял на себя образы монархов и нищих, рыцарей и разбойников, мудрецов и паяцев. В его объятьях побывали самые прекрасные женщины мира. Он встречал удивительных животных, птиц, а так же тех существ, которые могла нарисовать лишь фантазия, но не создал Бог.
Литератор жил в уютном доме, среди книг и рукописей. Но в тоже время его пристанище и обитель все время менялись, поскольку неизвестно было, какая книга окажется в его руках на этот раз и о чем в ней пойдет речь.
Литератор был подлинным ценителем книг. Он их собирал, исследовал, восстанавливал и находил для них новых хозяев. Он был экспертом-букинистом, но называл себя литератором. Не смотря на свой, еще довольно молодой возраст, он считался истинным знатоком, и только его размашистая подпись на форзаце любой старинной книги, свидетельствовала о том, что книга, в самом деле, стоящая, но главное - аутентичная.
В один из вечеров, когда Орегоно погрузился в чтение опуса про магов и волшебников, и не ожидал иных гостей в своем доме, в дверь настойчиво постучались. Литератор нехотя поднялся и пошел открывать. Когда тяжелый засов, наконец, снял с дубовой двери обет молчания, и она протяжно скрипнула, на пороге у литератора оказался маленький сухонький старичок древнейшего, должно быть, возраста, с сизой бородкой и прищуренными землистыми глазками. С его морщинистого лица не сходила ехидная улыбка, но вид старца казался дружелюбным. Впрочем, сам гость заинтересовал Орегоно очень мало. Гораздо больше его поразил громадный фолиант в руках старика. Это была книга в мягком мшистом переплете цвета жженой соломы с грубыми пожелтевшими страницами, переложенными выцветшими атласными лентами.
- Сколько? – спросил Орегоно в нетерпении, доставая кошель из комода в коридоре.
Старик лишь усмехнулся в сизую бородку и показал пальцами «семь». Золотые монеты посыпались в его хрупкие ладони, кожа на которых напоминала древний папирус, и он, молча, отдал книгу литератору.
Орегоно редко выпадал шанс знакомства с таким раритетом. Он был так взволнован, что даже не заметил, когда же удалился старик. Тот словно исчез, однако это не занимало литератора. Он пришел в свой кабинет и бережно, словно дитя, положил фолиант на стол. Затем с улыбкой первооткрывателя он перелистнул книжные страницы. Их шуршание было подобно морскому прибою или шелесту платановых листьев на ветру. Это был голос книги. Орегоно осторожно провел рукой по обложке, изучая мягкую фактуру и, наконец, прочел название фолианта «Терра Улита». Что-то латинское? «Земля Улита»… Вероятно о странствиях…
- Терра Улита… - задумчиво произнес Орегоно, - никогда не слы…
«Никогда не слышал.» - хотел он сказать, но не смог, поскольку лишился на миг дара речи. Перед ним, совершенно ниоткуда, возникла молодая особа. Это была светловолосая барышня с нежным молодым личиком, пытливыми серыми глазами, на ее переносице гордо красовалось изящное серебристое пенсне. Хрупкая фигурка была затянута в тугой темно-красный корсаж, контрастирующий с белой блузой и синими шелковыми брюками. На ногах незнакомки были мягкие темные сапожки, напоминающие индейские мокасины. Всем своим видом она давала понять, что вся в нетерпении, потому как стояла, сложив руки на груди, и слегка подергивала носком левой ноги. Наконец, с ее уст слетело выжидательное:
- Ну?
- Что «ну»? – не понял Орегоно, приходя в себя от неожиданности.
- Звал же… Значит чего-то хотел. – отвечала девушка, поправляя указательным пальчиком левой руки пенсне.
То есть Терра Улита… - соображал литератор, разглядывая нежданную гостью, - Это твое имя?
Барышня пожала плечами, огляделась по сторонам и небрежным тоном отвечала:
- Я дух книги. Волшебница Терра Улита. Ты произнес мое имя вслух. И вот я здесь…
- Значит, не какая это - не земля, а только имя… - задумчиво произнес Орегоно, - А может, я сплю? – он недоверчиво покосился на девушку.
- Конечно, спишь… - ухмыльнулась она, - Все вы спите… Сказки читал когда-то?
- Да-а. – отвечал литератор.
- Ну, так у тебя есть три желания… Называешь. Я выполняю и «До свидания!»
- А книга?
- А книга пойдет по своему пути. Сама по себе она не имеет ценности… - барышня зевнула и лениво потянулась.
- Любая книга ценна! – негодовал литератор, - Особенно, если у нее есть своя история. Что означают эти закладки? – Орегоно указал на блеклые ленты, покоившиеся между страницами.
Терра Улита пристально посмотрела на литератора:
- Здесь такие как ты и их желания… Каждый из вас история…
- А про тебя, что написано? – Орегоно положил ладонь на книгу, отчего девушка вздрогнула, как от неожиданного прикосновения.
- Про меня ничего. – тихо ответила она, опустив глаза.
Затем девушка сложила руки на груди и снова произнесла:
- Ну?
- Погоди, Терра. Дай подумать… Я хочу…
Литератор задумался обо всех тех бесчисленных книгах, которые он не видел, и которые ему не суждено было увидеть, и взволновано произнес:
- Пусть время остановится! Я хочу повидать все библиотеки мира. Это возможно?
Барышня довольно потерла маленькие ладошки и кивнула. Она поправила пенсне и, схватив Орегоно за руку, закричала:
- Вперед!
Через мгновение Орегоно и Терра оказались в Библиотеке Британского музея. Люди вокруг были недвижимы, словно манекены. Огромные старинные часы не шевелили стрелками. А бесчисленные книги выстроились на стеллажах и приглашали литератора в упоительные путешествия.
Он листал страницы. Шелест ласкал его изощренный слух. Он читал. То про себя, то в голос. Терра слушала его, порой комментировала. Она так много знала о событиях и персонажах, что Орегоно порой восторженно вслушивался в ее слова, забывая о том, что в руках у него истинный источник знаний. Когда литератор терялся среди книг, Терра мягко направляла его поиски в нужное русло. Так прошло много времени. Нет, время остановилось! Не прошло ни секунды! Орегоно читал, не уставая, не чувствуя голода или жажды! В нем бушевала лишь жажда знаний.
Когда книги Британского музея были изучены, Терра с литератором отправились в Библиотеку Гарвардского университета, затем была Сорбонна, а потом замелькали залы бесчисленных библиотек с несметными сокровищницами знаний и историй. Орегоно восторженно ликовал, записывал названия и тезисы из книг в крошечную записную книжку, задавал вопросы, Терра смеялась, болтала без умолку, и отвечала на его «Что?» и «Откуда?»…
Наконец, пришел миг, когда Терра Улита привела Орегоно не в очередную библиотеку, а к нему домой – в уютный кабинет, освещаемый мягким светом лампады.
Часы продолжили свой неспешный ход, а литератор совсем не ощущал усталости. Он был вне себя от счастья обладания теми знаниями и впечатлениями, что подарила ему Терра Улита.
От волнения он откупорил бутылку старого боливийского вина и глотнул прямо из горлышка. Терпкий напиток разлился по разгоряченным жилам. Терра смотрела на него выжидающе.
- А ты пьешь? – спросил Орегоно скорее из любопытства, чем из вежливости.
- А это вкусно? – озадаченно посмотрела на него девушка.
Литератор достал кубок из комода и наполнил его для Терры. Она обхватила кубок двумя руками и пригубила немного из него. Ее глаза сверкнули удовольствием и азартом:
- Куда отправимся дальше?
- Хм… - литератор огляделся вокруг.
Так много пережитого в книгах и так мало в реальной жизни. А что если…
- Я бы хотел путешествовать! Плыть по морю, заблудиться в горах, брести по сумрачным и девственным лесам… Но мне не хотелось бы терять время…
- Это не трудно… - Терра Улита взяла Орегоно за руку и сказала, - Вперед!
Через мгновение они понеслись по воздуху, и литератор в изумлении наблюдал, как сменяются картинки невиданных им доселе пейзажей. Только теперь они были реальными, подлинными и ощутимыми. Орегоно видел, как рождается заря в высоких горах, с их неприступными, покрытыми меловыми шапками вершинами. Он прошел вместе с Террой по мягкой траве пестрых лугов. Побродил в изумрудном лесу, наполненном музыкой волшебных звуков и шорохов. Легкая ладья несла их с Террой по морским волнам и на берегу лазурного океана они проводили счастливыми взглядами заходящее солнце. А ночное небо раскрылось перед ними во всей своей красе в бескрайней пустыне, где барханы убаюкивали маленьких звездочек тихим шепотом песка, пересыпаемого ветром.
Терра Улита подарила Орегоно целый мир и всего-то за один день.
Литератор и волшебница вернулись в его дом. Они по-прежнему держались за руки. Легкая усталость касалась век Орегоно. Все казалось сном, но было слишком реально: книги, чудеса природы, рука Терры.
Девушка выпила еще глоток из кубка, мечтательно глядя в невидимую даль. Литератор молчал. Он знал, что сейчас Терра спросит его о последнем желании. Она посмотрела на него и улыбнулась:
- Чего бы тебе еще хотелось?
В голове Орегоно замелькали образы из книг. Да! Все эти герои – они так интересны, их жизни наполнены приключениями и смыслом.
«На чьем бы месте я хотел оказаться? В чьих обьятиях?» - думал литератор.
Терра, казалось, угадывала его мысли:
- Ну? – произнесла она в очередной раз, но уже не настойчиво, а томно.
Орегоно посмотрел на девушку и вдруг понял, чего хочет.
- Я… - он опустил глаза и тихо пробормотал, - хотел бы, чтоб ты осталась со мной…
Терра Улита ахнула, вглядываясь в лицо литератора, словно он бредил. Орегоно поднял на нее свои чистые зеленые глаза и уверенно произнес:
- Мне нужна ты!
В самом деле, Терра была так мила, хороша собой, она так легко отвечала на все его вопросы и желания, она чутко воспринимала его восторги и сама была восторженной как дитя. Они провели вместе один бесконечный миг и еще один превосходный день, что были наполнены чудесами, но самым прекрасным чудом Орегоно считал саму Терру. Она была создана для жизни, и литератор хотел наполнить ею свое существование.
- Но, Орегоно, я ведь перестану быть волшебницей и не смогу подарить тебе ничего сверхъестественного! – говорила Терра Улита, проводя рукой по книге, из которой вышла.
- Ну и что! Мне ничего не нужно, если рядом будешь ты. – убеждал ее литератор.
- Но мы оба будем стариться и умирать. Мы будем обычными людьми, с их горестями и заботами. – девушка старательно вытирала пенсне шелковым платком, который вытащила из манжета.
- Мы будем обычными людьми, с их радостями и восторгами. Мы сможем иметь детей и познаем великое таинство любви! – говорил Орегоно.
- Но я забуду обо всем, что со мной было за все эти сотни лет. Всех тех, кто обращался ко мне за помощью. Все то, что я видела и пережила вместе с ними. – Терра протянула литератору руку, и он с радостью взял ее в обе свои ладони, - И ты тоже… Ты тоже забудешь обо всем, что узнал и увидел со мной! – ее голос дрожал.
Орегоно вздохнул, оглянулся вокруг, словно припоминая все, что с ним было, а затем посмотрел на девушку и сказал:
- Мне нужна ты!
Терра Улита наклонилась к Орегоно близко-близко и прошептала:
- Вперед!

Комната библиотеки была залита мягким светом томящейся лампады. Литератор Орегоно Дисгрейк сидел в мягком пунцовом кресле и перелистывал страницы ветхой книги. Рядом с ним, примостившись на подушке, сидела его жена Терра Улита. Она с интересом вглядывалась в книгу в руках мужа, периодически вставляя какой-то комментарий и заставляя Орегоно улыбнуться. В конце концов, литератор окончательно отвлекся от книги и, сняв с Терры пенсне, поцеловал ее.
Лампада постепенно угасала. На столе литератора стояла начатая бутылка боливийского вина, полупустой кубок, лежал огромный фолиант в мягком мшистом переплете цвета жженой соломы с грубыми пожелтевшими страницами, переложенными выцветшими атласными лентами и семь золотых монет...

Конец!
__________________
Музыка: через душу в тело. - Через тело в душу: любовь... ©
Алекро вне форума   Ответить с цитированием
Этот пользователь сказал Спасибо Алекро за это полезное сообщение:
Mr Mingan (11.12.2008)
Старый 11.12.2008, 13:58   #15
Kitsune-san
Советник

Участник форума
 
Аватар для Kitsune-san
 
Регистрация: 04.09.2008
Откуда: Город Тула
Сообщения: 676
Поблагодарил(а): 378
Поблагодарили 608 раз(а) в 320 сообщениях
Вы сказали Фуу: 1
Вам сказали Фуу 2 раз в 2 сообщениях
По умолчанию

Красиво и романтично. Няяяяяяя
__________________
Чтоб мудро жизнь прожить знать надобно не мало
Два важных правила запомни для начала
Ты лучше голодай чем что попало есть
И лучше будь один чем вместе с кем попало
Омар Хайам
Kitsune-san вне форума   Ответить с цитированием
Этот пользователь сказал Спасибо Kitsune-san за это полезное сообщение:
Алекро (11.12.2008)
Старый 11.12.2008, 14:03   #16
Mr Mingan
Темный Друид

Администратор форума
 
Аватар для Mr Mingan
 
Регистрация: 01.07.2001
Откуда: Днепропетровск
Сообщения: 6,588
Поблагодарил(а): 1,027
Поблагодарили 2,788 раз(а) в 1,589 сообщениях
Вы сказали Фуу: 34
Вам сказали Фуу 0 раз в 0 сообщениях
По умолчанию

я помню пыль пустых дорог
я видел безграничность неба
и не сумел я превозмочь
того, что узнавал при этом....

гулял по свету ль,
плыл ли в море
или смотрел в огонь костра
душа моя стремилась к воле
чтобы познать величие Творца
__________________
* Или ты выходишь из обреченного, но безопасного и уютного строя на режущий ветер навсегда одинокой свободы, кажущийся стоящим в строю сумасшествием, или останешься - тоже навсегда, и передумать уже нельзя. Предложение не повторится, такое предложение делается не всем, и не все из достойных его принимают.

Блог - Всяческие записи, мысли, пометки, цитаты
Сайт - Мир японской анимации. Аниме в Украине
Mr Mingan вне форума   Ответить с цитированием
Этот пользователь сказал Спасибо Mr Mingan за это полезное сообщение:
Алекро (11.12.2008)
Старый 15.12.2008, 20:14   #17
Алекро
Дружище

Участник форума
 
Аватар для Алекро
 
Регистрация: 31.08.2008
Откуда: Сиэтл, Вашингтон
Сообщения: 310
Поблагодарил(а): 506
Поблагодарили 205 раз(а) в 132 сообщениях
Вы сказали Фуу: 0
Вам сказали Фуу 0 раз в 0 сообщениях
По умолчанию Сказочный опыт

Посвятила лучшей поруге в подарок ко Дню Рождения!

Кона Паланше и безымянный гость

В прекрасном лесу среди вековечных дубов, лип и вязов стоял дивный уютный домик с мелкой черепичной крышей цвета спелой вишни и арочными окошками, глядящими на всю красоту окружающего мира глазами прелестной миниатюрной девушки. Звали ее Кона Паланше. Ее волосы вились золотистыми локонами и пахли корицей, глаза были наполнены бездонным небом до краев и, когда она пела, казалось, что вокруг звенят тысячи хрустальных колокольчиков.
Кона Паланше жила одна. Она не томилась одиночеством, поскольку знала, что ее дом может стать приютом для прекрасного странника, который неутомимо спешит к ее порогу, еще не зная, что она его уже ждет. Его она видела во сне. Он был сильным и мудрым и назвал свое имя, только Кона никак не могла его вспомнить.
Изо дня в день, Кона Паланше, прихорашивалась у старинного зеркала, выставляла на подоконник горшки с анютиными глазками, пекла яблочный пирог, напевая милую песню о любовной встрече, а по вечерам читала книги при свече, пока беспокойный фитилек не начинал сердито шипеть и постепенно гаснуть, отправляя девушку спать.
Однажды в холодный дождливый вечер в дверь Коны настойчиво кто-то постучался. Она отворила. На пороге стоял высокий мужчина в длинном темном плаще с капюшоном. Он поклонился и обратился к девушке трепетным голосом:
- Милая леди, позвольте мне, остановится здесь на ночлег. Я ранен, и моя лошадь сбилась с пути. Возможно, утром погода станет яснее, и я отправлюсь в путь. Не бойтесь, я ничем не посмею вас обидеть.
- Конечно, - отвечала Кона взволновано, пропуская путника в дом, - Располагайтесь. Я помогу вам.
Девушка сняла тяжелый промокший плащ с плеч незнакомца, усадила его за стол, угощая ароматным чаем с пирогом. Его рубашка была разорвана, из раны на плече струилась алая кровь. Кона заботливо ухаживала за гостем: обработала его рану и уложила отдыхать. Лишь после того как он заснул, она решилась разглядеть его хорошенько. Он был, скорее, зрел, чем молод, его темные волосы спадали на лоб, ресницы и губы слегка вздрагивали от чуткого неспокойного сна. Она рассмотрела его оружие: кинжал и эфес шпаги были украшены драгоценными каменьями. «Не иначе, как он – благородный рыцарь…- подумала Кона. - Как же он отправится в дорогу в изорванной рубашке?»
Девушка поискала нити для ткацкого станка, и принялась за работу. Полотно выходило тонким и светлым, но нити иссякали, и Кона грустно смотрела, как приближался рассвет. Наконец, девушка взяла ножницы и срезала несколько прядей густых волос.
- Ничего, - сказала она сама себе, - Они скоро вырастут…
Солнце разбудило путника, заглянув в окошко. Он посмотрел вокруг в недоумении, словно позабыл, как попал в эту обитель. Хозяйки дома поблизости не было, но рядом с ним лежала новая рубашка – белоснежная, как снег на вершинах гор в его родном краю. Материя была нежнее шелка и струилась по телу, словно вода из теплого родника, источая тонкий аромат корицы. Такой, как был у волос девушки, что приютила его вчера. Но где же она сама?
Путник вышел во двор. Погода была ясная. Его лошадь, привязанная к старому дубу, отдохнула, и он мог отправляться в путь. Несколько раз путник окликнул юную леди, но никто не отозвался. Он забрал свой плащ из дома, в нерешительности постоял несколько секунд на пороге и, сев на коня, ускакал в самую чащу.
Кона выглянула из-за куста акации. Ее волосы были острижены, и она не осмелилась показаться путнику. Жаль, что они не попрощались, но быть может, ее молчаливое благословение убережет его от невзгод…
Кона Паланше вернулась в дом. Он еще был наполнен присутствием гостя. Девушка провела рукой по подушке, на которой спал незнакомец. И вдруг… Что это? Под подушкой Кона нашла небольшую коробочку, в которой лежали ароматные заморские свечи и благовония.
- Вот так, подарок! – улыбнулась Кона. Она вдохнула аромат свечей и почувствовала пряный запах… корицы, такой же, как доносился от волос.
Прошел целый год. Кона Паланше стала еще краше. Ее локоны снова золотились, источая прежний аромат, но она все чаще была задумчива и грустна.
Однажды ранним утром, когда туман еще не успел лечь росой на спящие цветы, Кона проснулась от звука приближающегося топота копыт. Она поднялась с постели и выглянула в окно.
«Может быть это сон.» - подумала она, поскольку увидела знакомый силуэт. Спешившийся путник торопился к ее дому. Она отворила ему раньше, чем нерешительная рука вкрадчиво постучалась в дверь.
Это, в самом деле, был он – ее прошлогодний гость. Те же волосы, и лицо, и руки. Лишь взор был полон грусти. Рубашка на нем все еще сверкала белизной июльских облаков.
Кона Паланше присела в легком реверансе, приветствуя путника. Он обратился к ней взволнованным голосом:
- Мне едва удалось найти ваш дом, милая леди! Простите меня. На сей раз моя рана глубже – она засела в душу… Быть может, вы еще и врачевательница сердца и утолите мои печали.
Кона усадила гостя за стол и стала расспрашивать его обо всем.
Путник рассказал, что ему пришлось покинуть родной край, спасаясь бегством от врагов. Поведал, как воевал в неравном бою и чудом выжил. Однако теперь его душа томилась по родным местам, и он беспокоился о судьбах близких ему людей.
Кона Паланше едва коснулась его плеча и как-то, неожиданно для самой себя, тихо запела. Ее песня была так трепетна и нежна. Словно птица расправившая крылья, она стремилась то в бездну, то ввысь, заставляя, улыбнутся душу путника. Голос Коны звучал, как переливы горного хрусталя – он был чист и прекрасен.
Она пела для путника весь день и всю ночь. Песни не иссякали в памяти Коны, но голос ее становился все тише, будто хрустальный колокольчик удалялся в неведомую даль.
Гость почувствовал, что голос Коны пропадает, истощается, словно струйка песчинок в песочных часах, и бережно коснулся пальцами ее губ, заставляя замолчать.
На его лице сияла улыбка. Глаза были полны надежды, а значит, Коне удалось исцелить душу путника. Они молча прощались, стоя на пороге ее дома. Их глаза искали ответа на неведомый обоим вопрос, но вот путник махнул рукой и снова направился в путь.
- Прощай. – прошептала Кона удаляющемуся силуэту.
Девушка вернулась в дом. Она взглянула на стол и не могла сдержать удивления. Перед ней стоял хрустальный колокольчик, перевязанный красной атласной лентой. Он как раз умещался на ладони и Кона, взявшись за тонкую рукоятку, качнула колокольчик в воздухе. Послышалась чистая и звонкая нота. Совсем как голос Коны…
Прошло время. Кона Паланше снова могла петь, и она часто напевала что-нибудь у зеркала своим хрустальным голосом, причесывая золотистые пряди волос, источающие запах корицы. Колокольчик и коробка с благовониями стояли у нее на полке и заставляли радоваться и грустить одновременно. Кона Паланше тяготилась своим одиночеством…
Однажды жарким летним днем Кона отправилась в лес за ягодами. Она прижимала к себе корзинку из темной лозы, собирая спелую ежевику, в густых зарослях. Вдруг неподалеку промелькнула тень. Кона вгляделась: к ней приближался наездник. Как ликовало ее сердце, узнавая близкого друга раньше, чем на это были способны глаза. Девушка радостно воскликнула, и путник заметил ее. Он мигом слез с коня и подбежал к ней, обнимая в трепетном порыве долгожданной встречи. Их руки переплелись, глаза упивались друг другом, он вдыхал аромат волос Коны и слышал биение ее трепетного сердца. Слова были не нужны… Кона подарила путнику поцелуй со вкусом ежевики на губах – и этот миг был сладостнее всего, что они когда-либо переживали.
В доме у Коны снова был гость. Опять на столе были пирог и душистый чай, разносился аромат благовоний, звучала песня, прерываемая поцелуями и звуком колокольчика. Ночь приласкала влюбленных, и они неторопливо говорили обо всем, что приходило им на ум.
- Ты принц? – спрашивала Кона у гостя, указывая на драгоценное оружие.
- Был когда-то. - отвечал путник, обнимая ее. - У меня был замок, слуги и роскошь окружала меня. Но теперь я лишь странствующий рыцарь.
- Ты волшебник? - допытывалась Кона, вспоминая о подарках, оставленных ей.
- Немного. Но лишь, когда волшебство идет от души. Ты исцелила мою рану и пожертвовала красотой своих волос, ради моего блага.
Кона посмотрела на гостя с недоумением.
- Не удивляйся. Я догадался, что ты соткала полотно из своих волос, ведь моя рубашка до сих пор хранит их нежный аромат корицы… Потом ты исцелила мою душу от печали своим волшебным голосом, похожим на звон хрустального колокольчика.
- И колокольчик появился в моем доме в память об этом… – добавила Кона тихо, засыпая на плече у гостя. Ее сердце в этот момент колотилось, будто серебристый бубенчик в груди.
Утром Кона проснулась, когда солнце уже было высоко. Она сладко потянулась и вскочила на ноги, приветствуя новый день песней. Однако рядом не было милого гостя. Она хотела окликнуть его, но вдруг поняла, что не знает его имени. Она подошла к столу и потянулась рукой в корзину за ежевикой. Ее рука нащупала округлый холодный предмет. Кона достала его из корзины и обнаружила, что это маленький серебряный бубенчик с алой ленточной перевязью. Он легонько качнул воздух металлическим звоном, и Кона испуганно бросилась на улицу.
Лошадь продолжала стоять у дерева без седла. Путник сидел на траве неподалеку, любуясь красотой лесной поляны, на которой расположился домик Коны Паланше.
- Ты не можешь уйти! – бросилась к нему девушка, обнимая за плечи.
- Что ты, Кона? Я не собирался уходить. – сказал путник, приглаживая ее непослушные волосы.
- Но твой подарок… - Кона показала гостю бубенчик, - Ты оставил его, потому что я отдала тебе свое сердце?
- Нет, Кона. Взамен твоего сердца, я отдаю тебе свое! Отдаю тебе свою душу, тело и разум! Все, что мне нужно - здесь! Этот лес, поляна, дом и ты, моя чудесная Кона Паланше! А бубенчик? Должно быть, вчера обронила моя лошадь в твою корзину…
Они оба рассмеялись. Бубенчик зазвенел смехом вместе с ними. Путник наклонился, чтобы поцеловать Кону, но она остановила его:
- Погоди. Прежде я хочу узнать твое имя…
Он прошептал ей свое имя на ухо и Кона Паланше улыбнулась. Эта улыбка означала, что она уже слышала это имя. Слышала его во сне…

Конец!
__________________
Музыка: через душу в тело. - Через тело в душу: любовь... ©

Последний раз редактировалось Алекро, 15.12.2008 в 20:16.
Алекро вне форума   Ответить с цитированием
Эти 3 пользователя(ей) сказали Спасибо Алекро за это полезное сообщение:
Gallouglas (19.12.2008), Kitsune-tyan (15.12.2008), Mr Mingan (15.12.2008)
Старый 19.12.2008, 19:14   #18
Алекро
Дружище

Участник форума
 
Аватар для Алекро
 
Регистрация: 31.08.2008
Откуда: Сиэтл, Вашингтон
Сообщения: 310
Поблагодарил(а): 506
Поблагодарили 205 раз(а) в 132 сообщениях
Вы сказали Фуу: 0
Вам сказали Фуу 0 раз в 0 сообщениях
По умолчанию Об иллюзиях и единорогах...

1

Гильярд де Айн шел по коридору замка уверенной поступью. Господин Прайм ожидал его в своем кабинете. Он сидел на подоконнике, с наслаждением выкуривая длинную бурую сигару. Гильярд постучался и, не дожидаясь приглашения, вошел. Прайм даже не обернулся. Гильярд сбросил с себя длинный плащ, и расположился в кресле у стола:
- В чем дело? – нетерпеливо спросил он, - У меня масса работы. Должны привести новичков…
- Новичков не будет. – отвечал хриплым басом Прайм.
Гильярд поднял на него удивленный взгляд дымчасто-зеленых глаз и озадаченно провел пальцем по серьге в левой брови.
- Группа воинов напала на караван и похитила единорогов…
- Всех? – Гильярд был явно обеспокоен.
- Ты знаешь, о чем это говорит? – Прайм отложил в сторону сигару и испытывающе посмотрел на юношу.
- Информация секретная, - размышлял вслух Гильярд, - Значит, это кто-то из своих…
- Будь внимательнее. – Прайм понизил голос, подходя ближе, - Сейчас трудные времена: лошади продаются и покупаются, но единороги – это бесценный товар! Если мы упустим что-то из виду, все рухнет! Сколько лет ты работаешь интором?
- Четыре года. – бесстрастно ответил Гильярд.
- Обрати внимание на молодежь. Я прикреплю к тебе помощницу. – Прайм сел за стол и стал что-то царапать на листке глянцевой бумаги.
- Но я работаю с Бесом. – попытался протестовать интор.
Прайм отмахнулся:
- Про Беса мы итак все знаем. Ты будешь следить за ней! Это Стикс.
Гильярд поморщился:
- Рептилус? Я их терпеть не могу!
Прайм покачал головой и улыбнулся:
- Она хорошенькая…
Интор явно не вдохновился, потому, молча, направился к выходу.

2

Гильярд де Айн работал интором в замке Прайма. В его обязанности входили тренировки единорогов, их приручение и выявление энергетического потенциала. Гильярд был носителем драконьей крови, что давало ему некоторые преимущества в воздействии на сознание животных. У него были активно развиты все органы чувств и присутствовали неплохие боевые навыки. Многие опасались встречи с ним, хотя на вид он не был ни внушительным, ни устрашающим…
Около трех лет он работал с Бесом. Высоким и молчаливым парнем, который легко улавливал его настроение и к коему у Гильярда выработался стойкий иммунитет. Теперь же к нему прикрепили девченку-рептилуса.
Бес воспринял новость спокойно и без колебаний заявил, что отлично сработается с другим интором.
- К тому же, - добавил он, - говорят, эта Стикс очень мила!
Гильярд не планировал такого поворота событий. Он задумчиво просидел целый день за столом, теребя темно-русые волосы на затылке. В конце концов, он вскочил. Замотал на шее грязно-оливковый шарф и поспешил на занятие.

3

Гильярд вошел в тренировочный зал. Несколько белоснежных лошадок подбежали к нему, ласково утыкаясь мордами, в свитер. Он слегка коснулся пальцами их серебристых рожек и отошел к стене, где уже стояла Стикс. Это была совсем молодая девушка в темном трико, облегающем изящную фигуру, и капюшоне, который скрывал ее волосы. У нее были синие слегка прищуренные глаза, а на правой щеке ареал из золотистой змеиной кожи – явный признак рептилуса.
«Надеюсь, у нее не раздвоенный язык!» - подумал Гильярд, едва поклонившись своей новой помощнице.
Она хмыкнула, любопытно разглядывая его, и подала ему руку:
- Стикс. Мы работаем теперь вместе.
- Гильярд де Айн. Не строй иллюзий… – ответил интор, небрежно пожимая теплую девичью ладонь.

Стикс была способной. Она легко контактировала с единорогами. Была отличной наездницей и не надоедала Гильярду пустыми разговорами. У нее не было раздвоенного языка, и она была на редкость теплокровна. Что не типично для людей-змей. Но главное, что озадачивало интора – ее запах. Она пахла как человек. Нет, она пахла лучше: ее кожа источала тонкий цитрусовый аромат с нотками жасмина. Гильярду нравился этот запах. Он привыкал к нему. Стикс ничем не настораживала его, кроме своего очарования.

4

Наконец пришел караван. Дорога была трудная. Среди жеребят оказалось много нездоровых. Некоторые еще едва отошли от младенческого возраста, потому Гильярд и Стикс с усилием принялись ухаживать за малышами-единорогами. Стикс не спала и не отлучалась от них несколько суток. Ее геройство можно было бы похвалить, если бы Гильярд мог ей уступить. Но он повторял ее подвиг, находясь рядом и пренебрегая советами пойти отдохнуть. Бес недоуменно наблюдал за поведением интора. Это было упрямство, а может быть что-то большее.
Малыши оживлялись при виде Гильярда и Стикс и принимали пищу только из их рук.
Все единороги поднялись на ноги, за исключением одного пегого жеребенка. Интор предположил, что это нечистокровный единорог, но не озвучивал своих мыслей Прайму, так как малыша бы никто не стал спасать. Стикс беспокоилась о нем как о ребенке, забирая порой на ночь к себе в комнату.
- Зачем ты это делаешь?
- Он беспомощен. Разве ты не хочешь помочь ему? – вопрошала девушка взволнованно.
- Он – полукровка. – безразлично отвечал интор.
- Как и мы с тобой… - добавляла Стикс.
Она назвала жеребенка Туман и добилась его выздоровления. Его тело с каждым днем становилось сильнее, а витой рог приобрел радужное свечение.
Тренировки стали проходить активнее. Гильярд не терпел, если Стикс опаздывала. Это не было признаком зарождающей любви к дисциплине, это было признаком просто - зарождающейся любви. Тренируя единорогов до изнеможения, тяжело дыша и выкрикивая команды, они все чаще встречались пытливыми взглядами.

5

Однажды Гильярд и Стикс вышли из зала поздно вечером. Интор провожал девушку до ее комнаты с прежним спокойным выражением лица, но сам весь трепетал. Ему хотелось провести рукой по змеиному ареалу на ее щеке, хотелось сдернуть этот нелепый капюшон, хотелось вдоволь надышаться ароматом ее кожи. Стикс остановилась перед входом в свою комнату, словно затылком чувствуя мысли Гильярда. Она в нерешительности прикоснулась к ручке двери.
- Мы работаем вместе. – сказала она, обернувшись к интору с каким-то исступлением.
- Не строй иллюзий… - улыбнулся Гильярд и тут же обомлел, поскольку Стикс обвила его шею руками, и, приподнявшись на цыпочки, слегка прикусила серьгу в левой брови.
Гильярд больше не сдерживал себя. Он толкнул дверь и буквально завалился вместе со Стикс в комнату. Еще не добравшись до кровати, прямо на полу они сбрасывали друг с друга одежду, задыхаясь от поцелуев.
- Я не должна… - шептала Стикс.
Гильярд снял с нее капюшон и на секунду отстранился. Копна золотистых каштановых волос рассыпалась по плечам девушки, обрамляя ее тонкое бледное лицо. Она была прекрасна!
Гильярд коснулся ее плеча, пригладил прядь волос у виска и снова прильнул к ее влажным горячим губам.
Противореча законам рептилуса, Стикс была очень горячей. Лишь ее гибкое тело, извивающееся в экстазе, напоминало змеиное. Гильярд забывался в диком удовольствии, упиваясь ароматами душистой кожи Стикс, запуская пальцы рук в густые пряди волос и проникая в нее со всей неистовостью драконьей крови.
После всех ласк и тихого шелеста признаний, они уснули в объятьях друг друга.

6

Гильярд проснулся от луча света, пробившегося сквозь тяжелые гардины в комнату и так неудачно упавшего на лицо интора. Он припомнил, что произошло этой ночью, и с упоением вздохнул. Стикс не было в постели. Гильярд оглянулся. В комнате было прибрано, вещей Стикс не было на полу. На столе у окна что-то блеснуло.
Гильярд поднялся с кровати и подошел к столу. Через секунду он хлопнул себя по лбу и выругался: перед ним на синем конверте лежал золотистый кусочек змеиной кожи – тот самый ареал с щеки Стикс. Это пластырь! Она обманула его – никакая она не рептилус! Он мигом вскрыл конверт и пробежал глазами по мелким аккуратным буковкам, которые имели склонность, как и Стикс, тянуться вверх, словно на цыпочках.

Гильярд, я обманула тебя! Все ради спасения единорогов!
Мы больше никогда не увидимся. Прости!


Интор как-то странно усмехнулся и, быстро одевшись, побежал на конюшню. Единорогов не было: ни взрослых, ни маленьких. Кое-где лежали без сознания слуги и работники, но все были живы. В замке стояла гробовая тишина. Гильярд заглянул в комнату Беса – его не было на месте. Он спешно зашел к себе, набросил плащ и вышел из комнаты.
Гильярд шел по коридору уверенной поступью. Господин Прайм, конечно же, не ожидал увидеть его в своей спальне. Он сонно потер глаза и приподнялся на локтях.
- Какого черта? – только лишь успел сказать он, как раздался выстрел.
Интору хватило четырех лет, чтобы войти в доверие к хозяину и четырех секунд, чтобы выдернуть из-под подушки Прайма револьвер и выстрелить ему в висок. Тело господина нелепо вытянулось поперек кровати, на подушке багровело и расползалось пятно крови.
Гильярд, не мешкая ни минуты, вложил револьвер в руку Прайма и достал из кармана плаща аккуратно сложенное вдвое письмо на глянцевой бумаге.
- Трогательная предсмертная записка. – сказал интор с ухмылкой, - При жизни ты писал хуже…
Через несколько часов Гильярд де Айн ехал верхом на совершенно заурядной лошади в сторону горного массива. Вероятно, там укрылись преступники. И он был единственным, кто отправился их искать после смерти Прайма.

7

Долина Мотыльков была живописным местом с огромным количеством разнотравья и маленьких ручейков. Это было райским местом для пастбищ.
Еще издали Гильярд заметил знакомые очертания лошадок с характерными шпильками в изголовье. Он спешился и пошел вперед.
Один жеребенок из стада бросился к нему навстречу – это был пегий единорожик Туман. Интор потрепал его за гривку и угостил лакомым кусочком тростника из кармана. Вдруг в спину Гильярда уткнулся острый предмет.
- Отойди от него. – прозвучал стальной девичий голос.
Интор послушно сделал шаг в сторону и повернулся лицом к, вооруженной клинком, Стикс. Туман безропотно поплелся за Гильярдом.
Стикс стояла перед ним все в той же знакомой тунике, но ее волосы были распущенны, а правая щека была чиста. Синий взгляд девушки был полон укора и обиды:
- Мы не отдадим тебе единорогов! Ты не уйдешь отсюда живым!
- Ты сможешь убить меня, Стикс? – Гильярд усмехнулся, с иронией глядя на нее.
- Не - я, так другие! – девушка закусила на миг губу и крикнула, - Сюда! На помощь!
Появилось несколько мужчин и женщин в схожих темных одеждах. Вперед выбежал Бес.
- Мы все выполнили! – сказал он, обращаясь к интору.
- Я тоже все сделал. – ответил Гильярд спокойно, - Можешь рассказать им.
Бес потер ладони и вдохновенно начал свой рассказ. Такого красноречия не ожидал от него даже интор. После каждой новой фразы глаза Стикс расширялись, а клинок опускался все ниже.
- Значит все это время, - наконец сказала она, - именно ты контролировал действия нашего отряда?
Гильярд кивнул:
- Я создал этот отряд еще до того как стал интором. Спасение единорогов и уничтожение Прайма было делом моей жизни. Но сказать об этом я не мог никому. Все распоряжения передавались по длинной веренице преданных посредников. Потому многих из вас я даже не знаю… Как и вы не знали, кто я на самом деле.
Стикс молчала. Туман подошел к ней и задорно постучал копытцами, заглядывая ей в глаза.
Все разошлись. Гильярд подошел к Стикс и обнял ее.
- Значит, ты не – риптилус? – спросил он, улыбаясь.
Она отрицательно покачала головой и пригладила теплой рукой его волосы:
- Я думала, что мы больше не увидимся…
Гильярд поцеловал ее ароматное запястье и ответил:
- Не строй иллюзий…
__________________
Музыка: через душу в тело. - Через тело в душу: любовь... ©
Алекро вне форума   Ответить с цитированием
Эти 2 пользователя(ей) сказали Спасибо Алекро за это полезное сообщение:
Gallouglas (19.12.2008), Mr Mingan (19.12.2008)
Старый 28.12.2013, 04:31   #19
Алекро
Дружище

Участник форума
 
Аватар для Алекро
 
Регистрация: 31.08.2008
Откуда: Сиэтл, Вашингтон
Сообщения: 310
Поблагодарил(а): 506
Поблагодарили 205 раз(а) в 132 сообщениях
Вы сказали Фуу: 0
Вам сказали Фуу 0 раз в 0 сообщениях
По умолчанию Сны Таормины

Солнце карминным шаром катилось по небу на закат, чтобы остыть в изумрудных водах Ионического моря. Теплая песочная пыль стелилась легким саваном на руинах античного Театро Греко, где в тихих размышлениях уединилась волшебница Инга Гольбочи.
Родная Таормина – тихий город, наполненный теплом Сицилийского воздуха, и тонкой изысканностью средневековых улочек, затихал в ожидании сумеречной прохлады вечера.
Ничто не могло побеспокоить сердца жителей, даже грозная Этна, покрытая облаками, почти не была видна.
Инга подобрала подол платья и побрела в сторону площади. Она прошла мимо лавочек с цветной керамикой и ароматным марципаном, улыбнувшись усталым глазам продавцов и мысленно пожелав им сладких грез в предстоящую ночь.
Наконец, пройдя по корсо Умберто до восточных ворот Потра Мессина, Инга замерла, прислушиваясь к шороху ветра в листве деревьев. Он шептал о том, что звезд на небе с каждой ночью все меньше, а ведь каждая звезда – это один безмятежный и восхитительный сон ребенка в этом городе и на всем острове.
Волшебница была встревожена исчезновением светил и потому желала с первой же звездою устремиться в небо, чтоб разыскать их…
Однако лишь только светлая искринка мигнула в небесной пустоте, как тут же в воздухе пронеслось что-то со свистящим шумом, и звезда покатилась с неба в долину.
Инга расправила руки, словно крылья, и понеслась по воздуху на заветную поляну. В густой невысокой траве, среди уснувших цветов она разглядела алмазные блики… Вот они звезды!
Магические пасы Инги Гольбочи вмиг вернули звезды на их места, и лиловое небо засияло прежней красотою, озаряя ими млечный путь для небесных странников.
Не успела волшебница налюбоваться прелестью ночных чудес, как в воздухе снова что-то просвистело. И под задорный детский смех крохотная звездочка полетела вниз.
Инга огляделась по сторонам. На одном из уступов Тауроса сидел малыш в золотистом камзоле и держал в руках лук и стрелы. По всему было видно, что это маленький эльф: соломенные кудри едва скрывали характерные ушки. Малыш охотился волшебными стрелами на звезды, и его от души забавляла эта игра.
- Вот озорник! – нахмурилась Инга и устремилась к мальчугану.
Эльф поежился, увидев волшебницу, и затих, пряча за спину лук.
- А я ничего… - оправдательно звучал детский голосок.
- И ничего… - улыбнулась Инга, - Ты зачем балуешься?
- Скучно. – пожал плечами немного осмелевший эльф, - Весь день я цвету на поляне портулаком, а ночью могу порезвиться здесь…
- Вот ведь… А разве ты не знаешь, что звезды на небе появляются не случайно? – спросила волшебница присаживаясь рядом с малышом.
Эльф отрицательно покачал головой.
- Ну, так послушай меня. Первая звезда показалась на небе с появлением первого младенца на земле. С тех пор родилось немало детей и зажглось немало звезд и это неспроста, ведь каждая из них дарит ребенку прекрасный сказочный сон с вечера до утра. А если звезды не будет на небе, то и сон будет пустым и бесполезным. Так, что сбивать звезды с неба не самая лучшая игра в спасении от скуки. – волшебница разыскала взглядом упавшую в траву последнюю звездочку и перенесла ее на место.
Малыш загрустил, опустив кудрявую светлую голову:
- Я никогда не видел снов…
Инга задумалась на мгновение, а затем взяла за руку эльфа и повела его в город. Они тихо прошли вдоль пустых улиц, заглядывая в мирные окна жителей, где спали нежным сном дети. Вскоре они оказались рядом с заброшенным античным театром.
Волшебница присела вместе с эльфом на каменную скамью и указала в небо:
- Смотри, как много красивых светил в небе: выбирай любое! Я покажу тебе сны детей.
Маленький эльф взволнованно напряг свое внимание и указал крохотным пальчиком на одно из созвездий:
- Мне нравится вон та голубая звездочка.
Инга улыбнулась и кивнула. Она подула на свою раскрытую ладонь и на сцене старого театра возникли таинственные и прекрасные образы: ангелов с крыльями белоснежных птиц, которые кружились в волшебном танце под музыку никем, не виданной флейты. Ангелы воздели руки к небу и оторвались от земли, а с их крыльев полетел на землю пушистый снег.
Эльф заворожено смотрел на ангельский танец и любовался снежинками. Ему казалось, что это летит пух, но, поймав на ладошку несколько пушинок, он почувствовал, как они холодны и тают от теплого прикосновения.
- Это чудо! – восторженно произнес он.
- Это сон одной девочки, приехавшей сюда из далеких северных краев. Это зима… - пояснила Инга малышу, - Выбирай еще.
Мальчик отыскал на небе лучистую пунцовую искринку, и указал на нее.
Через миг Театро Греко озарился теплым светом лампад и перед эльфом появились очаровательные куклы в костюмах принцев и принцесс, шутов и пастушек. Они задорно подпрыгивали и подергивали ручками от натяжения невидимых нитей, шутили друг с другом и смеялись звонким смехом, как живые. После веселого представления все куклы поклонились эльфу, и он радостно захлопал в ладоши.
Волшебница улыбнулась:
- Это сон мальчика, побывавшего в кукольном театре. Когда он вырастет, обязательно станет кукловодом, и подарит много радости детям.
Приближался рассвет и звезды стали меркнуть. Маленький эльф выбрал поскорее крохотную белую звездочку и показал ее Инге.
Она мысленно коснулась лучика звезды и протянула его словно бесконечную нить сквозь ушко серебристой иглы до самой земли.
Сцена заиграла радужными переливами, и перед двумя зрителями возник прекрасный луг, залитый лунным светом. Маленький эльф сидел на скалистом уступе и любовался звездами. Затем он достал волшебный лук со стрелами и выстрелил в небо. Звездочка покатилась в траву и маленький эльф звонко рассмеялся.
- Это же я! – удивленно посмотрел на волшебницу малыш.
Она утвердительно кивнула.
- А чей это сон?
- Даже не знаю. – отвечала Инга загадочно, - Может, наш собственный?
Эльф улыбнулся. Небо посветлело.
Волшебница проводила малыша на луг, и он присел отдохнуть в траве. С первыми лучами солнца эльф обернулся маленьким цветущим портулаком и замер на зеленом холме…

***
Инга Гольбочи проснулась ранним утром в предвкушении прекрасного дня. Сегодня она собиралась пойти со своими маленькими учениками в долину Тауроса. Ей хотелось рассказать детям о том, какой дивный сон приснился ей этой ночью.
На солнечной цветущей поляне мальчики и девочки с трепетом слушали повествование Инги о том, как она искала звезды в образе волшебницы и познакомилась с маленьким озорным эльфом.
Дети дослушали сказку и побежали играть в салочки, а их наставница заметила в траве нечто блестящее. Она подошла ближе и с удивлением обнаружила маленькие лук и стрелы. Инга присела, не веря собственным глазам… А вокруг резвились дети, изображая из себя, то снежных ангелов, то театральных кукол, и едва покачивались на ветру пестрые соцветия портулака, словно смеющегося задорным смехом маленького эльфа.
__________________
Музыка: через душу в тело. - Через тело в душу: любовь... ©
Алекро вне форума   Ответить с цитированием
Этот пользователь сказал Спасибо Алекро за это полезное сообщение:
Mr Mingan (28.12.2013)
Старый 08.01.2014, 02:55   #20
Алекро
Дружище

Участник форума
 
Аватар для Алекро
 
Регистрация: 31.08.2008
Откуда: Сиэтл, Вашингтон
Сообщения: 310
Поблагодарил(а): 506
Поблагодарили 205 раз(а) в 132 сообщениях
Вы сказали Фуу: 0
Вам сказали Фуу 0 раз в 0 сообщениях
По умолчанию Летописец

Торас мессир Балрут пролетел сквозь дымку звездной пыли мимо созвездия Лиры, приглядывая новую планету для визита.
Сколько их было… А сколько будет еще?
Он путешествовал налегке, лишь с сумкой свитков, в которую вносил записи о жизни планет и астероидов. Особенный интерес у мессира вызывали планеты-отражения, которые при внешней схожести всегда имели кардинальные отличия между собой.
Его пытливые глаза выискивали голубоватое мерцание, характерное для жилых объектов. Торас был представителем расы людей и именно люди в любых проявлениях интересовали его больше всего.
Только что он покинул воинственную планету Венг, и алые буквы все еще пылали на страницах летописи огненным пламенем человеческой вражды. Его признали на планете воином и нарекли мастером за остроту слов и твердость во взгляде… Однако, мессир Балрут вскоре был утомлен безумством битв, безрассудным азартом воинов и вечными стенаниями их женщин. Теперь он искал умиротворения и покоя, потому, метнувшись в сторону запада, улыбнулся, увидев перед собой гостеприимную Тетру. Торас был наслышан о миролюбивости и талантах прекрасных тетрианцев и не стал более мешкать ни секунды.
Жители встретили мессира восторженно. Об их планете еще не слагали легенд посланники Неба, и появление Тораса превратило тетрианцев в восхищенных детей с блаженными улыбками на лицах. Земля на Тетре была покрыта зеленой травой, а небо отливало лиловыми красками. Вокруг струились золотистые водопады и распускались гортензии и пеларгонии. Тетрианцы были высоки ростом, хрупки и немного бледны. Большинство среди них были синеглазыми, с пепельными длинными волосами, заплетенными в косы.
Несколько дней Торас Балрут записывал наблюдения в свитки и вел беседы с мечтательными жителями Тетры. Люди поражали его своими эмоциями и открытыми улыбками. Он облетал большие города и маленькие деревеньки, и повсюду встречал радушие и гостеприимность. В одном из небольших городов Торас встретил Катрину.
Что-то было в этой грациозной темно-русой женщине раскосыми лазурными глазами. Она покорно опустила взгляд и поклонилась чужестранцу:
- Здравствуйте, Мессия!
- Я не Мессия, я – мессир, - поморщился Торас.
Вмиг она переменилась и задорно рассмеялась, теребя локон длинных волос. Летописец был озадачен.
Катрина напоила его сладким клеверным медом. Было утро, когда она рассказала ему несколько местных сказок. Ее голос звучал как пение жаворонка поутру. Днем она танцевала для Тораса, играя мягкими движения тела и притягательностью взгляда. Вечером Катрина шептала Торасу слова любви и страсти, от которых перо не слушалось мессира и лицо пылало жаром. Ночью прекрасная Катрина повлекла гостя в свои объятья, и Торас с упоением предался любви с тетрианской красавицей. Лаская ее и говоря нежные слова он, обещал сделать Катрину богиней этого мира и остаться с ней на века на этой славной планете. Свитки были разбросаны по комнате, а за окном шумел дождь. Мессир уснул в объятьях Катрины глубоким сном, полным призрачных надежд и грез.
Утро разбудило его мучительно пристальным взглядом тетрианского солнца. Торас не смог найти рядом ни Катрины, ни своих бесценных свитков.
Он бросился на поиски и вскоре обнаружил очаровательницу в окружении нескольких молодых мужчин. Она была по-прежнему прекрасна, но ее взгляд потерял былую страстность и чувственность.
- Ты взяла мои свитки? – спросил Торас, подавляя разочарование.
Катрина искоса посмотрела на него и улыбнулась левым уголком губ:
- Да, мессир. Как видите, я могу стать богиней этого мира и без вашей протекции.
Торас пораженно вздохнул и готов был растерзать Катрину. Она немного растерялась, встретив его грозный взгляд, и отошла чуть поотдаль.
Летописец уныло смерил взглядом женщину и сказал:
- Зачем все это?
Катрина покачала головой, и смахнув прядь волос с плеча, отвечала:
- Мессир, вы ничего не знаете о нашей планете. Тетра – планета лицедеев и лицемеров. Здесь правит тот, кто сможет произвести впечатление. Я думала, вы – бог, а вы оказались весьма похожим на обычного человека с его чувствами и слабостями. Но ваши свитки бесценны, и я выручу за них немалые деньги. Быть может, они обладают еще какими-нибудь магическими свойствами? – Катрина повела бровью и ядовито рассмеялась.
Вероятно, она имела ввиду способность мессира перемещаться в пространстве. Торас пожал плечами и с некоторой иронией произнес:
- Да, милая Катрина, эти свитки имеют совершенно особое свойство: возвращаться к своему мессиру!
Катрина расширила глаза от удивления, а Торас Балрут легонько щелкнул пальцами, и вмиг в его руках оказалась знакомая сумка со свитками. Он с шелестом провел рукой по верхушкам страниц и покачал головой:
- Катрина, ты ничего не знаешь о летописцах. Я думал, ты – искренна, ты оказалась весьма заурядной актрисой. Впрочем, ваша планета интересна, и я напишу о ней неплохую легенду.
На секунду люди замерли от неожиданности, а Торас в это время метнулся в лиловое небо и растаял вместе белоснежными облаками.
- Прощай, Тетра. – прошептал мессир, грустно взирая на удаляющуюся планету.
Он летел сквозь Вселенную с печальными мыслями о человеческих мирах. Его свитки покоились в сумке, и в них жили, любили, предавали, тосковали и умирали жители разных планет. Такие похожие на него, и все же, такие непонятные и далекие. Одиночество наполняло душу мессира.
У него не было ни сил, ни желания отправляться в новый мир и потому он плавно перенес свое тело на крохотный астероид с широким светящимся кратером.
Торас оглядел местность. Серебристая трава стелилась ковром вдоль берега узкой речушки с темно-изумрудной водой. Среди обломков хризолита, которые лежали вокруг валунами, мессир с удивлением заметил тонкий силуэт.
«Жители здесь? Не может быть.» - он мельком оглядел свои записи.
В это время силуэт стал приближаться. Торас в волнении разглядел в нем девушку. Она шла к нему навстречу легкой поступью, словно мираж, в длинном жемчужно-сером одеянии. Ее темные волосы цвета кофейных зерен покоились на плечах, чуть изгибаясь волнами. Лицо ее было озарено мягким сиянием серых глаз, изучающих нежданного гостя. Она была волшебна как сон и в тоже время была осязаема. Торас мессир Балрут был поражен красотой незнакомки, но более всего он был изумлен, когда разглядел в ее руках сумку со свитками, такую же как у него.
- Ты…? – он смутился.
- Летописец, - кивнула она, - И ты тоже? Странно…
- Я думал, что один такой… - оправдывался Торас.
- И я… - незнакомка улыбнулась.
- Я – Торас. – сказал он после секундного колебания.
- Лия. – она немного смутилась.
- Ты здесь давно? – спросил он.
- Нет, я просто хотела отдохнуть…
- … от других планет. – подхватил Торас ее мысль.
Они расположились на мягкой траве и, словно в молчаливой договоренности, обменялись свитками. Планеты с их жизнями зашуршали в руках, и разговор полился журчащим потоком слов, улыбок и взглядов.
- Я люблю быть гостем в иных мирах… - замечала Лия задумчиво.
- У людей происходит так много… - говорил Торас.
- Планет - несметное множество… - утверждала Лия.
- Как и людей… - добавлял Торас.
- Но все они… - Лия смотрела на Тораса с некоторым колебанием.
- …все они чужды нам… – наконец сказал мессир с грустной улыбкой, - Но мы ведь встретились!
Он коснулся руки девушки и поймал ее сдержанную нежность во взгляде.
- А что если…? – Торас не решался закончить свою мысль.
Лия прижала свертки мессира к себе и с улыбкой сказала:
- Что если путешествовать вместе?
Торас кивнул:
- Если одиночество – болезнь всех летописцев, то почему бы нам не исцелиться, если судьба подарила нам эту удивительную встречу – одну на несметное количество миров, планет и звезд?
Вместо ответа Лия обняла Тораса и засмеялась.
- Только при одном условии, - добавила она через мгновение, - давай занесем координаты этого астероида на наши карты, чтобы вернуться сюда, когда устанем.
Торас огляделся. Серебристая сверкающая трава, зеленоватые речные заливы и огромный купол звездного неба над головой не могли оставить его равнодушным, как и прекрасная спутница, что сидела рядом в легком, пьянящем душу волнении. Вмиг чужая планета стала для мессира родной.

Торас и Лия уносились к неведомым доселе планетам, оставляя позади крохотную звездочку, похожую на снежную искорку. Свитки покоились в сумках летописцев, сомкнувших руки ладонь к ладони. Они потеряли свое одиночество, но обрели друг друга…
__________________
Музыка: через душу в тело. - Через тело в душу: любовь... ©
Алекро вне форума   Ответить с цитированием
Реклама на форуме
Этот пользователь сказал Спасибо Алекро за это полезное сообщение:
Mr Mingan (22.01.2014)
Ответ


Здесь присутствуют: 1 (пользователей - 0 , гостей - 1)
 
Опции темы

Ваши права в разделе
Вы не можете создавать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете прикреплять файлы
Вы не можете редактировать сообщения

BB-коды Вкл.
Смайлы Вкл.
[IMG] код Выкл.
HTML код Выкл.
Быстрый переход


Часовой пояс GMT +3, время: 10:51.



реклама:

Copyright (c) 2001-2015 by проект Мир японской анимации (anime.ua). Администрирование и руководство сайтом, часть содержания - Mr Mingan. Дизайн - by fafhrd.
Администрация сайта не несет ответственности за достоверность информации, опубликованной в рекламных и баннерных объявлениях.
Мнение администрации сайта может не совпадать с мнением авторов сообщений в форуме



MyAnimeTop - рейтинг сайтов по аниме, манге и хентаю Rambler's Top100